Главная / Основной блог / Длинная телеграмма

Длинная телеграмма

  1. Разметка контекста, согласно которой оппозиция делилась на «системную» и «несистемную», и последняя воспринималась исключительно как потенциальная агентура реализации в России так называемых «оранжевых технологий», являлась тактической и отражала реалии начала 2005 года, послевкусия сербской, грузинской и украинской «цветных революций». То, что она «по умолчанию» превратилась в долгосрочную стратегическую установку на многие годы, является ошибкой. Это называется «дать себя убедить собственной пропаганде».
  2. Сказанное не значит, что так называемая «несистемная» оппозиция безобидна и безопасна. Она в кадровом отношении укомплектована людьми с полностью внеправовым мышлением. В их картине мира российское законодательство и система политических институтов не более чем манипулятивная ширма, используемая правящей группой, и на этом основании они вполне искренне считают себя вправе относиться к ним точно так же. Они могут сколько угодно публично уличать власть в несоблюдении собственных законов, но сами при первой же возможности будут их нарушать, поскольку уверены в принципиальной невозможности «победы в честной игре».
  3. Тем не менее, долгосрочной стратегической установкой должно быть не «огораживание» несистемного политактива, а постепенное встраивание его в единое внутриполитическое поле страны. Это означает, что рано или поздно они должны получить возможность участвовать в выборах, создавать партии, формировать фракции в представительных органах, входить в исполнительную власть и т.д. Грань между «системной» и «несистемной» политикой должна быть стёрта, и сформировано полностью единое политическое пространство, в котором открыты двери для всех, кто соблюдает действующее законодательство РФ.
  4. Есть высокая вероятность, что существующие лидеры так называемого «несистемного протеста» в принципе непригодны для пересмотра своих взглядов и методов работы в такой парадигме. Однако сегодня актив протестной улицы с кадровой точки зрения ценнее и перспективнее, чем находящаяся на грани выхода в тираж обойма штатных оппозиционеров. Именно на эту среду — не на лидеров, а на актив — должна делаться основная ставка. Им надо делать своё предложение, которого сегодня для них нет. Надо исходить из того, что те, кто сегодня по случаю оказались в т.н. «несистемном поле» и в частности на протестных акциях — это самые обычные нормальные граждане, преимущественно молодые, а никакие не агенты кровавого империализма.
  5. Заявленная цель достижима одновременным и согласованным использованием правового, внутриполитического и силового инструментария.
  6. Правовой инструментарий должен использоваться для того, чтобы постепенно демонтировать барьеры, которыми от них сегодня отгорожены существующие электоральные процедуры. Чем больше и чаще они участвуют в выборах, в первую очередь низового — муниципального и регионального уровней — тем лучше. В то же время правовой инструментарий должен обеспечивать необходимый уровень защиты от «взлома» системы: целью является приучение к конкуренции только и исключительно на электоральном поле.
  7. Внутриполитический инструментарий должен быть направлен на минимизацию эффекта популистских лозунгов и действий, постепенному приучению к реализму и пониманию границ полномочий тех или иных органов власти. Должна быть создана система публичной экспертизы предвыборных обещаний, оценивающая их в первую очередь с точки зрения соответствия полномочиям тех органов, в которые выдвигаются кандидаты и списки, а также сформирован общественный консенсус по поводу неприемлемости популизма. Хайп как инструмент агитации и мобилизации должен быть обнулен не посредством запретов, а посредством систематического формирования определенной политической культуры.
  8. Силовой инструментарий должен быть направлен на решение двух задач: во-первых, на приучение к действиям исключительно в рамках закона, и во-вторых, на ограждение внутриполитического пространства от вмешательства извне. В то же время необходимо постепенно создавать атмосферу конструктивного сотрудничества между политическими силами (включая те, что сегодня считают «несистемными») и силовыми структурами, на условиях их невмешательства в электоральную политику как таковую.
  9. Долгосрочной целью является формирование ответственной оппозиции, способной не только к критике власти (эта критика также должна становиться более предметной и менее популистской), но и к формированию и, в случае победы, реализации собственных альтернативных программ развития страны/региона/города. Сегодня к этому мало пригодны даже «системные» оппозиционные партии, как показывает опыт делегированных ими губернаторов. Однако необходимо перестать воспринимать эту неспособность как исключительно их собственную проблему. В кадровые и обучающие программы — начиная от «школы губернаторов» и заканчивая разнообразными «лифтами» РСВ — необходимо буквально по квоте набирать представителей оппозиционных сил, включая так называемые «несистемные». Протестная среда должна на уровне механики системы начать восприниматься как один из источников кадров, наравне с провластным официозом.
  10. В то же самое время должен быть предусмотрен набор механизмов, исключающих возможность использования приобретаемых политических статусов в разного рода «революционных» сценариях. Ни депутатский мандат, ни позиция в исполнительной власти не должны превращаться в «охранную грамоту» для противозаконных действий; законодательство в этой части может и должно быть усилено.
  11. Настоящей угрозой является не «оранж» и не «майдан», которые во всех странах своего успеха являлись не причиной, а следствием уже произошедшей внутриполитической катастрофы. Настоящей угрозой является формирование непреодолимого коммуникативного разрыва внутри политически активной части общества — раскола на «встроенных» и «отверженных», когда у каждой из групп формируется своя собственная повестка, не пересекающаяся ни по одному из пунктов. Стратегической целью внутриполитического менеджмента является конструирование единого поля диалога, в котором право голоса имеют все группы, согласные на единственное базовое условие — неуклонное соблюдение действующего законодательства РФ.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма