Главная / Основной блог / Большинство партии власти как ценность

Большинство партии власти как ценность

Андрей Перла поднял правильный вопрос. Сейчас в фоновом режиме происходит следующее: «социум власти», он же аппаратный эгрегор, пытается понять для себя и в своей («антинародной», но очень понятной инсайдеру) логике — а так ли уж нужно сохранять большинство ЕР в Госдуме в следующем политическом цикле? Что мы потеряем, если его не будет?

Повторяю, это не про граждан и не про демократию. Это про управляемость и баланс. Та часть естаблишмента, которая завязана на ЕР и ее монополию, мучительно придумывает объяснялки для остальных, почему если сохранить большинство не удастся в 21-м, то вообще все развалится, и на их стороне — инерция аппаратного мышления: почти двадцать лет так и было, как же иначе-то?

Но я напомню: в Госдуме образца 2000-2003 у «партии власти» не было большинства. Более того, не было и никакой ЕР. Было отдельно «Единство» с Грызловым, отдельно ОВР с Володиным, отдельно СПС (некоторые из того еще СПС — Кириенко, Крашенинников — вполне себя нашли, не хуже других )). И эти годы — 2000-2003 — были весьма успешными годами для Путина. Именно тогда была завершена чеченская война, пройден пик платежей по внешним долгам, разгромлены «старые» олигархи, сделана большая административная реформа, начался долгий период экономического роста, закончившийся, если не брать короткий провал в 2008, произошедший по внешним причинам, только в 2013-м. Иными словами, большинство «Единой России», как бы она ни называлась, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ обязательным условием успешного функционирования государства, экономики и т.д. даже — услышьте это — даже в путинской модели.

Сохранение однопартийного большинства в парламенте — это _навязанная_ ценность. И, более того, ценность ложная — если б испугавшееся «среднее звено» не принялось остервенело кидать в урны в 2011-м, дабы сохранить это самое большинство — не было бы Болотной и последующего кризиса власти, который потом пришлось преодолевать долго и дорого, разбрасывая деньги с вертолета «майскими указами».

В этом смысле и высказанная Медведевым и Турчаком в конце прошлого года установка на «301 голос» в следующем созыве ГД — это то, что не надо вообще никому, кроме этих двоих и небольшой группы ориентированных на них функционеров. Это не нужно Путину, это не нужно Администрации Президента, это не нужно Правительству, это не нужно региональной власти. Ну и, само собой, это низачем не нужно стране и избирателям, у которых сегодня запрос на обновление власти — нерадикальное, без потрясений, но обновление — становится одним из доминирующих, а к 21-му станет основным.

Да, есть тонкость: в результате нынешних конституционных поправок Дума получает больше полномочий в формировании правительства. Уже сейчас видно, как адепты идеи «выученной однопартийности» пытаются использовать это как аргумент в пользу сохранения нынешней конфигурации. Но — повторяю еще раз: они этим решают не страновые и не исторические, а только свои собственные задачи аппаратного выживания. Ничто не мешает АП уже сейчас распределить потенциальных кандидатов на посты в исполнительной власти между разными партиями, благо отношения какие-никакие выстроены со всеми, и по итогам голосования в 21-м сформировать впервые в истории России многопартийное — по крайней мере по форме — правительство. Которое, тем не менее, будет вполне работоспособным.

И не надо бояться, что министры будут больше оглядываться на своё партийное начальство — можно подумать, министры-единороссы в медведевском правительстве как-то больше оглядывались на Турчака с компанией, чем их беспартийные коллеги. А во-вторых, сейчас гораздо хуже, когда нынешние министры больше оглядываются на те теневые аппаратные кланы, которые лоббировали их заход на позиции. Собственно, лучше уж правительство будет многопартийным, чем многоклановым.

Андрей Перла поднял правильный вопрос. Сейчас в фоновом режиме происходит следующее: «социум власти», он же аппаратный…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Вторник, 23 июня 2020 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма