Главная / Основной блог / Почему Хабаровск ничем не кончится

Почему Хабаровск ничем не кончится

Про акцию в Хабаровске. Я много раз повторял формулу успешной революции — для неё нужны три составные части:

1) массовый низовой протест

2) раскол или заговор элит

3) наличие радикального (лучше вооруженного) антирежимного подполья

Две из трёх компонент были в 2011 на Болотной — именно это дало тем митингам такое значение в отличие от всех бывших до и после акций оппозиции. Но именно это же и обрекло ее на неуспех. В отличие от украинских майданов, где парасиловые бригады готовились и тренировались заранее на этот случай.

То же можно сказать и про нынешний Хабаровск. Совершенно очевидно, что там дело не только в массовом недовольстве, но и в элитном бунте. То есть две составляющих из трёх налицо. Будь там еще в деле какие-нибудь «приморские партизаны» и соответствующая оформленная идеология дальневосточной «сверхновороссии» — мы б получили уже сегодня там полноценную гражданскую войну. Но даже и то, что сейчас — предельно опасная ситуация.

Поражение Шпорта на выборах было поражением «кремлевских политтехнологий», ранее годами почти безотказно работавших (случай иркутского Левченко не в счёт — там именно что технология была нарушена криворукими). Как водится, в случае отказа инструментария «мягкой силы» так или иначе пришлось доставать инструментарий силы «жесткой». Но когда «жесткая» начинает действовать самостоятельно, без координации с «мягкой» — жди беды (уроки августа-1991 не грех периодически вспоминать). Если уж решили сносить Фургала — нужно было в тот же день высаживать спецкоманду для перехвата рычагов управления и взятия под контроль аппарата власти, а этого сделано не было. Думаю, не было по причине ведомственной конкуренции и рассогласованности действий между погонами и пиджаками. Все-таки «безопасность», «внутренние дела» и «внутренняя политика» — это очень и очень близкие сферы, и то, что они у нас каждая живет своей отдельной жизнью, и раньше не раз выходило нам боком.

Политтехнологиями все эти годы постоянно затыкали дыры в госуправлении. Технологии действительно на многое способны, но не всесильны. Там и тогда, где и когда разрыв между общественным мнением и «антинародностью» политических решений становится слишком велик, технологии неизбежно начинают отказывать. Кроме того, они всегда дают сильную «побочку», которая тем болезненнее, чем сильнее приходилось нагибать. И, да, технологии еще имеют свойство ветшать со временем.

«Единая Россия» — это, кстати, тоже политтехнология. Созданная при раннем Суркове и все эти годы с грехом пополам имитировавшая политическую партию, будучи изнутри скорее машиной административной мобилизации. Но создававшие ее технологи давно не у дел, работавшие по инерции старые механизмы постепенно начинают ветшать и выходить из строя, а «социальных инженеров» хотя бы сурковского (весьма любительского, в сущности) уровня сейчас поди найди.

     У погон их, безусловно, нет. Погоны всегда на моей памяти занимали жесткую позицию — каким бы народным героем и робингудом ни был тот или иной «синий», пробравшийся во власть, место ему на нарах, а как вы это будете народу объяснять — ваши проблемы. Дай им волю — они б туда, на нары, отправили в десять раз больше людей, чем есть сейчас, ибо папок на каждого у них лежит в количестве. Но воли им дают все-таки нечасто. Почему сейчас дали? В публичной истерике Жириновского была любопытная поговорка — «мы вам конституцию, а вы нам наручники». Очевидно, имела место торговля не только за публичную позицию партии по поправкам, но и за результат конкретно в Хабаровске (Владимир и Смоленск не в счёт, там все и без губернатора могли решить). И вот это, насколько я понимаю, и был заступ, решивший судьбу «народного губернатора».

В логике системы — чуть ли не единственное решение. Таким не торгуют. Сижу вот и спрашиваю себя: а как бы я поступил на их месте? И, к удивлению своему, понимаю, что точно так же.

Но здесь ключевая фраза — «в логике системы». Потому что проблема сейчас уже в самих основаниях этой самой логики.

Кто сказал «поправки»? Да-да, я именно об этом. О кривой, перекошенной архитектуре нашего федерализма, придуманной в 1993 году несколькими учеными эльфами с питерского юрфака, и все хуже держащей растущую нагрузку.

В этом смысле в долгую хочу сказать только одно: время начинать думать о том, какой должна быть следующая Конституция.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма