Похудайское

После того, как запостил фото с Альпики, получил в чат кучу просьб написать про свою похудайку. С трудом на это решился, для меня это болезненная тема.

Болезненная она вот почему. Моя покойная мама в 80-е перепробовала на себе и на нас все возможные диеты — лечебное голодание по Брэгу, раздельное питание по Шелтону, какая-то система Дерябина и далее везде. А потом начались православные посты — по монастырскому, разумеется, уставу. В результате я с младых ногтей знал одно: еда бывает двух видов — вкусная и полезная. И, разумеется, сделал однозначный выбор в пользу первой, как только стал зарабатывать сам; а это началось довольно рано, лет в 15.

В итоге уже к 21 году я уверенно перевалил за центнер, а к 2005-му (мне 27), когда сидел в первом составе Общественной Палаты рядом с Фридманом (по алфавиту), ещё неизвестно, кто из двоих был больше похож на советскую карикатуру на буржуя. В 2007-м основательно за себя взялся, начал много тренироваться, скинул вес до приемлемых значений и в 2008-2011 более-менее его держал. Но потом, в силу разных жизненных обстоятельств, дело это забросил, и к моменту, когда стал советником Володина (2016), разожрался аж до 127. А тут еще и та авария, в результате которой спорт (а его у меня, как ни странно, всегда в жизни было много) стал на какое-то время невозможен. В

2019-м начал снова сгонять — по тем же алгоритмам, что и в 2007: ограничение углеводов, тренировки, ходьба. Ушёл за полгода со 127 на 105, но это было достигнуто ценой тяжелых ежедневных усилий и ело кучу времени, которого у меня хронически не было. В итоге к лету 2020 вернулся в 115, что снова было уже совсем не айс.

Новый заход борьбы с собственной тушкой начал с теоретической подготовки. Разобрался в том, как работает инсулин, понял, что нужен глубокий анализ крови. Когда сдал в сентябре кровь, врач-нутрициолог меня спросила: как ты вообще живешь? У тебя биохимия даёт картину клинической депрессии, ты давно уже должен был в ближайшем унитазе утопиться от горя и тоски, наполняющей окружающую тебя действительность. Ну и, само собой, с женщинами ничего получаться не должно. Я хмыкнул оба раза — вроде не жалуюсь, а в наших профессиях держать ум во аде и не отчаиваться это ключевой рецепт выживания. Но меры принял.

Во-первых, затарился БАДами в количестве — их у меня аж 10 штук наименований разных в течение дня. Во-вторых, сел в довольно жесткий режим питания — три раза в день (не верю в дробное питание, блажь это), углеводы только утром (каши из правильных круп и фрукты, того и другого по чуть-чуть), днем и вечером — белок, овощи, зелень. Отрегулировал сон — это было самое трудное, ибо времени как не было, так и нет. В спорте упор сделал на кардио, добавил сквош, бассейн, ну и возобновил регулярные визиты в Снежком со сноубордом. Плюс с декабря добавил еще еженедельный массаж — лимфодренаж; и сауну.

Фото справа называется «здравствуй, 46-й размер». С 1997 года не виделись. Почти встретились в 2008, но все же разминулись чуть-чуть. Одна из самых приятных встреч в этом году. Но, кстати, даже сейчас на мне висит где-то 15 лишних кило, которые придётся убирать уже в 2021-м. А это посложнее будет, чем со всеми предыдущими.

Качество жизни, конечно, существенно выросло. Тот же сноуборд — небо и земля когда 115 и когда 90. Ну или на лошади верхом — тут не только себе польза, но и коню облегчение. Но штука в том, что в своей голове я всегда был спортивным и быстрым, оттого так больно и обидно было видеть в зеркале этот гребаный пельмень. Тушка, кстати, сопротивлялась и сопротивляется отчаянно, выкидывая самые разные коленца, но это ж животное, что с него взять.

Что хочу сказать. Прав был покойный Крылов: ожирение сегодня — это не болезнь успешных. Это болезнь бедных — которые заедают большим количеством плохой и дешевой еды трудности своей жизни. Это как долги — тяжесть обременений, лежащих на тебе в данном случае килограммами. И, да, мы все едим сильно больше, чем нам надо для поддержания нормальной жизнедеятельности. Грань между едой-как-снабжением и едой-как-наркотиком размылась полностью, и если уж начинать всерьёз антинаркотическую кампанию, то начинать ее надо с самого главного наркотика и убийцы — сахара. Людей он сегодня убивает в тысячи раз больше, чем любой ковид. От которого, опять-таки, страдают больше те, у кого и до вируса были проблемы с обменом веществ.

Будьте здоровы, вот что. В наши дни это вовсе не такое уж дежурное пожелание.

#lifestyle#похудайка

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма