Главная / Основной блог / Вера – в окопах и под огнем

Вера – в окопах и под огнем

Один человек тут меня в разговоре спросил: как думаешь, почему у древних людей религия значила так много в жизни, а сейчас, в некотором смысле, вообще можно без неё обойтись? Ответил «на автомате», а потом сам задумался, что сказал.

Ответ был такой. Древний человек в жизни практически ежедневно сталкивался с ситуациями, в которых необходимо делать что-то, что мы бы сейчас оценили чуть ли не как подвиг. Преодолевать себя. Делать то, на что он в «обычном» состоянии не способен. Фраза Летова «не бывает атеистов в окопах под огнём» верна в тч и в том смысле, что древний человек находился едва ли не каждый день «в окопах» и «под огнём». И нужно было едва ли не каждый день делать с собой что-то, что превращает тебя из бессильного в сильного, из испуганного в смелого, из отчаявшегося в способного надеяться. Собственно, даже когда ты просто несколько дней не ел и к тому же болен, проснуться, собраться и пойти добывать хлеб насущный — уже та еще работа над собой; это не зависать, сидя на постели в одном носке, перед завтраком по дороге в офис.

Современные мотивейшн-спикеры и прочие коучи — это, собственно, такие недоделанные попы. Которые пытаются помочь тебе выполнить задачу, у ранешних людей решавшуюся молитвой. Но без соответствующей религиозной платформы — она как бы за скобками. Штука в том, что религиозная картина мира, в отличие от научной, не столько «объясняла мир», сколько давала такую версию реальности, в которой тебе есть на что надеяться. История про возникновение Вселенной из большого взрыва звучит убедительно и аргументированно, но мир, в котором есть творец и которому при этом почему-то есть дело до тебя, к которому можно обратиться и от которого получить помощь, оставляет намного больше возможностей не отчаиваться. А теперь это как бы не надо, но именно что как бы.

Сегодняшний человек — по крайней мере в определенные исторические периоды и при определенной жизненной стратегии — может прожить всю жизнь от рождения до смерти, ни разу не столкнувшись с ситуацией, когда надо преодолеть себя и сделать невозможное. А значит, может обойтись без необходимости отвечать всерьёз на вопрос, во что он верит и ради чего живёт. Хорошо ли это? Ну, удобно по крайней мере. Слава прогрессу и цивилизации, которые дали такую возможность. Но тем не менее любой, кто даже и сейчас встаёт перед необходимостью делать что-то большее, чем то, на что он способен «по умолчанию», в какой-то момент неизбежно вынужден отвечать самому себе на вопрос о том, во что он верит. Но сегодня это — удел немногих. Зато каких.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма