Из черновиков

В нашем детсадовском детстве мир был прост и ясен: мальчики играли в войнушку и солдатиков, девочки — в куклы и «дочки-матери». И то, и другое — мощный социальный тренажер: «войнушка» — это не только физические кондиции, но и коллективное взаимодействие, лидерство, иерархия, контроль агрессии. «Дочки-матери» — это базовые навыки строительства отношений, отработка социальных ролей — в семье, но и не только; этика и эстетика социальной жизни. Наконец, четкая полоролевая сегрегация: мальчик, предпочитающий «дочек-матерей» и кукол войнушке или футболу (та же войнушка, но по чуть другим правилам) — практически всегда пария в группе. Девочке, идущей в мальчишеские игры, даже тяжелее — она сразу же становится объектом травли со стороны ревнивых сверстниц.

Но после детского сада наступает школа с её корпусом знаний. Есть устоявшееся мнение, что школьные отличники — во взрослой жизни чаще всего социальные лузеры, идущие наниматься на работу к своим вчерашним однокашникам, перебивавшимся с двойки на тройку на задней парте. Отличники — зубрилы, хорошисты — серые и сервильные карьеристы, двоечники — маргиналы и кандидаты в люмпены; а вот троечники… это нередко и есть те самые ребята, которые ещё в очень раннем возрасте сообразили, что одних лишь знаний про устройство пестика и тычинки в цветке, структуру бензольных колец или список имен королей средневековой Англии может оказаться недостаточно для успеха в жизни. И нужно уметь и понимать еще кое-что, то, чему в школе не учат: например, откуда у родителей берутся деньги, или как собрать вокруг себя группу единомышленников для какой-нибудь проделки, или как списать контрольную у того же отличника, сэкономив для себя время, которое этот чудик потратил на копание в учебниках. И самое главное — как систематически нарушать существующие правила и предписания, оставаясь в то же время в границах допустимого.

В некотором смысле, такие троечники — это те, кто и в школе продолжает детсадовские игры: мальчики — «войнушку», девочки — «дочки-матери». В подростковом возрасте это трансформируется в довольно брутальные формы — в случае мальчиков школа уличных или дворовых команд, в случае девочек — искусство пользоваться косметикой, одеваться, продуманно оголяя те или иные части тела, флиртовать и сплетничать с одними подругами о других. Иными словами, все тот же «социальный тренажер».

Надо четко отдавать себе отчет: социальные компетенции – такая же, если не более важная часть необходимой подготовки, как и то, чему учат в школе. Однако их сегодняшнему ребенку получить особо негде, кроме как на улице, со всеми издержками подобного «образования». Впрочем, в последние годы традиционную улицу «с успехом» дополняют социальные сети – именно там и происходит автономная от родителей инфильтрация подростков во взрослую жизнь.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.