Главная / Основной блог / Ценности / Гражданское общество

Гражданское общество

Сижу, пытаюсь обобщить в тексте свой почти четырехлетний опыт работы в ОПРФ, собираю материал. И вдруг натыкаюсь на свой же старый текст, написанный между вторым и третьим туром украинских президентских выборов-04.

«Гражданское общество» — штука, которая только в розовых утопиях выглядит либеральной и прогрессивной. В действительности оно, как правило, преимущественно консервативно, малоинтеллектуально и нетерпимо, поскольку состоит из массы локальных сообществ, в которых бал правят не продвинутые и космополитичные «люди воздуха», а вполне кондовые «люди земли»: кто хоть раз бывал на мероприятиях вроде «Гражданского форума», меня поймет. Это профсоюзные боссы, «предприниматели»-традиционалисты, попы всех конфессий, бандиты, бонзы землячеств и озабоченные тетеньки по женсоветовской линии.

Собственно, главная, ключевая формула проблем и неуспехов что партийной системы, что гражданского общества — здесь. Слишком сильная медиакратия, доминирование «прямой», эфирной коммуникации, исключающей или нивелирующей комьюнитизацию общества. Главное условие прочности, связности и силы любого сообщества — что партии, что землячества, что секты, что профсоюза — это наличие в его этике запрета на смотрение телевизора. Телевизор атомизирует социум, разрушает сообщества, разгоняет людей по их индивидуальным клетушкам и создаёт из них общность другого рода — демобилизованное большинство.

Любая мобилизация — через уход из телеаудитории. Не зря журналисты центральных кнопок до такой степени на дух не переваривают любые формы политактивизма. Для них что нашист, что маршист — заведомый фрик и придурок, безотносительно к флагам, под которыми он ходит. Но было бы ошибкой сводить медиатизацию к атомизации. Нет, медиа создают свою собственную общность, иначе организованную и устроенную, иноприродную традиционным формам социальности. И сами эти типы связности находятся в жестокой конкуренции друг с другом. Скажем, на последних американских выборах победу праздновала именно медиакратия, а комьюнити просели — понятно, какую роль сыграл тут кризис.

Кстати, партийная система наша худо-бедно выкарабкивается из ловушки медиакратии. Партии строят собственные интра-коммуникации, нагуливают актив, пробуют силы на локальных площадках, иногда довольно успешно. То, что они так провалились этот раз в Москве (все, включая ЕР!) — лишь свидетельство того, что Москва сегодняшняя есть город мигрантов и эмигрантов, внешних и внутренних, наиболее атомизированный и разрушенный социум в стране, наиболее отсталый в смысле своей структуризации.

А вот гражданское общество — в плачевном состоянии. Примерно в такой же дыре, в какой находилась партсистема к концу 90-х. Все те же симптомы — слабость организаций, доминирование медиазвёзд-одиночек с липовыми брендами, многообразие организационных форм при недееспособности большинства из них, ведущиеся всеми без исключения непрерывные поиски денег и эфирных площадок вместо содержательной работы «внутри» своей сферы.

Вялая и бессильная Общественная Палата, члены которой — непонятно зачем нужная массовка, пленарные заседания — тоскливая нудятина и полный ноль в плане каких бы то ни было решений, а порождаемые ею документы чаще всего заслуженно игнорируются всеми ветвями власти, а равно и медиа. Аппарат же ОПРФ пребывает в искренней уверенности, что работают тут только они. Тогда как «членопалы», дескать, только таблом торгуют, и то крайне неумело; и в общем-то легче было бы вообще без оных.

Помнит ли кто-нибудь, о чём был хоть один из ежегодных докладов Общественной Палаты? А ведь это её главный годовой документ, про него в законе о палате много всяких слов написано. Можно почитать на сайте; как правило, куча общих слов и ни одной внятной мысли. К слову: в прошлом году я как-то пытался против сложившейся традиции вякнуть, что по-хорошему осевой темой доклада-08 надо делать социальные последствия кризиса и антикризисные предложения российских НКО. На меня посмотрели как на идиота, пожали плечами и сделали всё как всегда — про очередные успехи в развитии гражданского общества в России.

Где была ОПРФ, когда начала разворачиваться пикалёвская история? А ведь это её прямая тема; комиссия есть профильная, Шохин, Юргенс, Шмаков, Потанин, прочие всякие люди по теме. А в итоге туда поехал совсем другой общественник, чтоб ручку вернуть. Я смотрел сие по ящику и думал — может, этих всех выгнать оттуда и назначить одного ВВ по совместительству? Ну или Игорь Иваныча пусть бы делегировал, одного, либо другого, а лучше обоих. Они, конечно, мало похожи на гражданское общество, спору нет, зато с его задачами справляются куда лучше номинированных членопалов.

Тьфу, сбился на палатские итоги. Не о том хотел сказать. А о том, что единственный путь гражданское общество развивать — это строить и укреплять сами НКО, так же как единственный путь развивать политсистему — это строить и укреплять сами партии. А пытаться рассчитывать на благотворное воздействие снаружи, либерализацию правил и прочую «оттепель» — получится на выходе муляж, фикция и спектакль для телекартинки. Каким, собственно, и была российская «демократия» 90-х — много более пустая и фальшивая, чем всё, что мы имеем теперь, но с куда более убедительным, чем в наше время, телеобразом. Послевкусием коего торгуют теперь на вынос борцы за нашу и вашу свободу.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.