Ночное Го

Пол-очка у 6 кю. Очень странная игра. Я почему-то решил, что противник сильнее меня, и сыграл так, как никогда не играю — крайне осторожно, создавая по углам мелкие живые группы. Стратегия оказалась гиперуспешной — ближе к концу тюбана в центре у белых осталась подыхать огромная, камней в 40, одноглазая группа. И уже в глубоком ёсе я вдруг делаю детскую ошибку и позволяю ей выжить. В результате баланс сыпется камней так на 80 :(((( Для победы — но на пол-очка, с коми 6,5 — мне всё равно хватило. Поэтому ощущение очень смешанное. Такое, как будто бы выиграл миллион, но 900 тысяч из него выронил из кармана по дороге домой. 100 осталось, им надо бы радоваться, но не получается.

А с другой стороны, на 80 очков друг у друга только Лохи выигрывают. А на пол-очка — главным образом Высокие Мастера (тм). Ибо Мудрость такая.

И всё-таки не понимаю, что со мной случилось после 26 сентября. 9 поражений подряд в рейтинговых партиях, в т.ч. у откровенно слабых игроков. И ни одной победы. Рейтинг ссыпался сразу на три пункта. Какой-то провал, энергетический нуль; вплоть до того, что стал бояться к гобану подходить.

И честно не подходил, пока не приехал ко мне японец из какого-то их информагентства брать интервью за неделю до парламентских выборов. Начальник московского представительства. Интервью, ессно, про План Путина и про хто будет преемнегом. Ну а я его усадил за гобан, прямо посреди всего фэповского предвыборного мегашухера. Тоже 6-й кю, между прочим. И тоже я его вынес, грохнул группу камней на 30 на закате практически равной игры. Что характерно, поначалу мы предполагали одновременно ставить камни и вести интервью. Но мистер Окуяма оказался категорически не Цезарь: где-то с 10-го хода он вошёл в азарт и попросил перенести разговор на после партии. А потом после каждой моей постановки утробно матерился по-японски. Ну и в итоге когда он проиграл, собственно на интервью у меня оставалось от силы минут 8 — дальше надо было куда-то ехать. Ответил на пару вопросов и отправил его восвояси, в изрядном, как модно говорить, ахуе.

Ну и йямэ, по-нашему по-японски сказать. Зато теперь играть не боюсь.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма