Про тепло

Забросил я как-то свою коммунальную серию (канализация, энергия). А надо б продолжить. В общем, про тепло.

На самом деле, «тепло» и «вентиляция» — это одна и та же тема. В строительных институтах соответственно факультеты так называются — ТВ (теплоснабжение и вентиляция) и ВВ (водоснабжение и водоотведение, ранее ВК — водоснабжение и канализация). Я в 95-96 проучился года полтора на вечернем именно на ВВ — параллельно с дневным гуманитарным вузом, но у нас с тепловиками программа совпадала где-то на три четверти. Чо — и тут и тут трубы, и тут и тут вода ;) Хотя, на самом деле, это, конечно же, неправильно.

Помню, как только-только появилась книжка Паршева — та самая, «Почему Россия не Америка». С основной мыслью, что мы никогда не догоним Запад уже только потому, что у нас холодно. И мой родитель, неведомо где её подцепив, прибежал домой радостный: «вот! я всё понял!» Я ему: так, папа, стоп. Ты же, в отличие от тов.Паршева, всё-таки инженер. Возьми и рассчитай коэффициент затрат на теплоснабжение по смете любого из своих проектов. Сопоставь хотя бы свои же Якутск и Баку, примерно в одно время вашим институтом делавшиеся. Он сел, посчитал. Докладывает: разница именно на тепло по строительной смете — 4%. По эксплуатационной чуть побольше, но не кардинально. Да, говорит, прав ты. С обидой в голосе: только что Всё Объяснили, и вдруг опять оказалось, что Всё Сложнее.

Сложнее, да.

Беда в том, что Паршев не во всём неправ: да, мы действительно сильно проигрываем европам и в стоимости жизни, и в себестоимости производства из-за гигантских по сравнению с ними затрат на теплоснабжение. Но причина этому — вовсе не климат. Причина — неумение/нежелание поколений наших строителей всерьёз заниматься тепло- и энергоэффективностью как таковой.

Если говорить серьёзно, мы — те, кто дорого оплачивает своё нищебродство. Мы живём в небольших помещениях, но тратим на их обогрев гораздо больше калорий, чем буржуины на свои куда более просторные и комфортабельные жилища. И вовсе не потому, что у нас холоднее. Куда в большей степени — потому, что у нас дома строятся из тонких бетонных стенок, окна и двери пропускают тепло почём зря и по конструкции, и по состоянию.

Моя гипотеза в том, что нас развратило многовековое доминирование дерева в качестве основного стройматериала. В этом качестве у него много недостатков, но одно достоинство несомненно: невероятно низкая, по сравнению с любым другим, теплопроводность. То, что наши предки могли позволить себе роскошь (именно роскошь) топить избы «по-чёрному», т.е. без печной трубы, заменявшейся «волоковым окошком» — это именно благодаря дереву. Вообще, это странный парадокс нашей культуры, что так долго и трудно, по сравнению с другими, распространяются и приживаются технологии, связанные со сбережением тепла. И что мы до сих пор так много и в охотку «топим атмосферу», сжигая тепло зря. Хотя, всё-таки, русская печь — гениальный по-своему аккумулятор тепла: её, правда, надо полдня топить, чтобы поднять температуру в доме, зато потом она её может несколько дней держать.

Но это если ещё дом правильным образом теплоизолирован.

Вот, собственно, об этом. Как ни странно, главное в теплотехнике — не то, как создать тепло, а то, как его сберечь. Тепло — такой вид энергии, который труднее всего передавать на расстояние. Это очень важный принцип (назовём его Основным Законом Теплоснабжения) — особенно по той причине, что вся советская инфраструктура теплоснабжения словно бы нарочно его игнорирует.

Доминирующий способ обогрева помещений в сегодняшней России — это водяное отопление. Средством транспортировки тепла от точки производства (котельная, ТЭЦ) до точки потребления (обогреваемое помещение) выступает вода, идущая, как правило, по металлическим (реже «металлопластиковым» или ПВХ-) трубам. Уже одно это — достаточно некорректный с точки зрения теплоэффективности факт: одно дело — батареи из металла, отдающие тепло, и совсем другое — соединяющие их трубы, функция которых ровно обратная — это тепло _не_ отдавать. Но до сих пор абсолютное большинство труб теплоснабжения у нас, от магистральных теплотрасс до внутрикомнатных соединительных полудюймовок — металлические.

Протяжённость этих самых магистральных теплотрасс, идущих между домами (как правило под землёй) в России — тысячи и тысячи километров; точно никто не считал, даже советский Минкомхоз в его бытность. Сам этот факт — вполне постыдный, т.к. свидетельствует о крайне нерациональном планировании теплоснабжения. Ибо из ОЗТ с неизбежностью следует, что тепло должно производиться максимально близко к точке потребления.

Увы, советская система считала иначе. Она исходила из расчёта, что при крупных объёмах себестоимость производства одной калории получается сильно ниже — ну, в некотором смысле, если не учитывать тот факт, что «рубль — перевоз», это так и есть. Теплоснабжение наших городов основано на схеме теплоцентралей — крупных узлов, производящих в большом количестве одновременно и тепло, и электроэнергию — и сети теплотрасс, доставляющих это тепло в дома и на предприятия. Так вот: штатные, расчётные потери тепла в наших теплотрассах, при их нормальной эксплуатации считаются исходя из цифры в 40%. В принципе, эти сорок процентов видно невооружённым глазом зимой в любом районе панельных многоэтажек — достаточно посмотреть на ровную чёрную полоску земли, резко выделяющуюся на общем заснеженном фоне.

Никакая, даже самая продвинутая теплоизоляция труб не решает проблему — примеров в коммунальной практике наших городов немало. Выход, по большому счёту, один: строить котельные в подвалах и на чердаках домов, и отказываться постепенно от теплоцентралей и теплотрасс. В советское время это было невозможно ещё и потому, что в аховом состоянии были эксплуатационные службы — все эти ДЭЗы и ЖЭКи. Сегодняшняя схема «ТСЖ+управляющая компания» в принципе позволяет наладить эксплуатацию домовых котельных малой мощности на вполне пристойном уровне.

Далее. Всё-таки необходимо стимулировать строительство из более энергоэффективных материалов. То, что у нас до 70% фонда — крупнопанельные дома из 30-сантиметрового бетона — тяжёлый кошмар. Сколь они были дешевы в возведении, столь дороги в эксплуатации; не только по теплу, но по нему в первую очередь. Увы, сегодняшнее массовое домостроение автоматически воспроизводит эту же советскую схему — как можно дешевле построить, чтобы потом как можно дороже обслуживать. Никакого «монолита». Современные пиломатериалы на основе древесины; «бутерброды» с теплоизоляционным слоем; короче, возврат к лёгким, «воздушным» материалам; и — к малоэтажной, в 2-3 этажа максимум таунхаусной застройке.

Стеклопакеты на окнах. Изоляционные резинки на дверях и дополнительная теплоизоляция самих дверей. Замена труб отопления на металлопластик или ПВХ. Установка кранов на батареях, регулирующих отопление.

Вопрос в том, будут ли это делать люди, если не заставить платить за тепло втридорога. Собственно, выбор-то — между стимуляцией административной и денежной.

(…дописать потом про вентиляцию, кондиционирование, про отопление промпомещений, про газ-мазут, про электроотопление, про совр.технологии)

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма