Главная / Основной блог / Личное / О защите животных

О защите животных

Нередко вижу в блогах (в основном у барышень с претензией на общественную позицию) разные зоозащитнические посты — ну, скажем, против всяких нехороших людей, которые собаченек по городам отстреливают.

И вот что по этому поводу думаю.

Я хоть и коренной москвич, но пожил-таки несколько лет в деревне, и не только на летних каникулах. В десять впервые рубил курице голову, чтоб потом ее ощипать и в суп; в 12 мне доверили резать поросенка — того самого, которого я два года до этого кормил, поил, звал ласково Васенькой и мыл из шланга после экскурсий по деревенским лужам. А еще я неоднократно наблюдал, как дед режет кроликов и снимает с них шкуры, из которых потом делались шапки и шубы. Из Васеньки, кстати, получилось вполне пристойное сало холодного копчения — благо два месяца мастерили коптильню, трубы клали и т.д. Еще у бабушки была кошка Танька, которая считалась очень ценным работником — раз в несколько дней приносила пойманных ею мышей на приемку. С Танькой была только одна проблема: она регулярно котилась, и котят, спустя какое-то время, отправляли «в школу» (почему-то это так называлось) — летом топили в речке, а зимой бросали в проходящий товарняк с углем.

При этом я с детства любил животных, в особенности собак и лошадей. Когда узнал, что бывают гороскопы, и по гороскопу я лошадь, нисколько не удивился. Мой зверь. Я катаюсь верхом с 10 лет, умею чистить и седлать коней, несколько раз участвовал в их подковке — довольно жестокая, между прочим, процедура. Я умею доить корову — несколько раз, когда приезжал на велике к родственнице за молоком, она попросту давала ведро и отправляла в сарай — мол, что надоишь, все твое. Несколько раз в жизни стриг коз, пас телят, гусей. Подрезал крылья гусям и уткам — чтоб не могли летать. Опять же, жестокое дело. Однажды вез в поезде — в общем вагоне, на третьей полке — петуха в курятник в мешке; сплошное мучение, зато сколько воспоминаний.

Деревенское отношение к животным — оно другое, чем все эти штуки-дрюки с собаченьками. Там отношение к животному сугубо функциональное — это ходячее мясо, молоко, яйца; кошки ловят мышей, собаки сторожат дом и скот, лошади возят людей и сено… Им забивают гвозди в копыта, режут крылья, у них отнимают и убивают котят и щенков, их кастрируют, наконец, их режут и едят. И при этом — любят, причем без экзальтации, спокойно: если скотину не любить, она у тебя не выживет. Карачаевцы говорят, что перед тем, как барашка тебе свое мясо отдаст, она твоего должна сожрать: в жару и в дождь, в снег и мороз иди и возись с ней — гони на пастбище, корми, лечи, охраняй, спаривай, наконец. И вот эту любовь к животным я понимаю: она из мира, где человек и скот жили в жестоком, но понятном симбиозе.

И да, бешеных и больных собак в деревне убивают. Как и любую скотину, которая не нужна в хозяйстве или представляет угрозу другим животным и человеку. Поэтому я за отстрел бродячих собак в городах и против «питомников», подаваемых как форма «гуманизма» (у нас немало детей-сирот, живущих в нищете, но мы находим средства кормить ничьих собак?). В сущности, трястись над «собаченьками» в основном обыкли те, кто не любит людей — в принципе, как вид. И в такой форме сообщают эту свою нелюбовь.

Я считаю, раз мы даем детям есть мясо — они должны видеть, как это мясо вообще получается. А еще лучше — добыть его самим; убить хотя бы курицу раз в жизни своими руками. И да, я считаю, что часто и много есть мясо не только вредно для здоровья, но и для сознания — в чем правы веганы, так это в том, что мясо — это, как ни крути, убоина. Но не есть его вовсе, превратиться в травоядных — значит забыть, что создатель цивилизации когда-то называл себя «царем зверей». И что именно с одомашнивания скота когда-то, примерно 10 тысяч лет назад, все это — города, государства, политика, культура, технологии — и началось. И об этом всегда стоит помнить.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма.
Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.