Weiqi

Съезд начальства в Екатеринбурге я посвятил доске и камням для го, как наиболее содержательному из возможных там занятий. За это время отметил для себя несколько важных вещей — как водится, не только на доске, но и «за доской».

Фусеки — самая стрёмная и мутная тема. Что можно выиграть в дебюте, если вся первоначальная разметка доски в какой-то момент безжалостно оспаривается? Более того: если ты наметил себе базу и потом пытаешься её защищать, скорее всего на этой защите ты потеряешь влияние в центре. Баланс территории и влияния, силы-слабости групп — всё это такими вилами на воде писано, если честно.

И всё-таки в фусеки определяется одна крайне важная вещь. Там рисуется то, как играют соперники. Фусеки — это знакомство, первичное узнавание на уровне анкетных данных. Осторожная коммуникация по поводу того, «чего ты хочешь». В этом — смысл первоначальной разметки по третьей-четвёртой-пятой линиям.

То, что «школьное» го учит вначале наперебой «столбить» базу по сторонам, танцуя от углов, а уж потом только начинать оттуда поход в борьбу за центр — с этим я никак не могу смириться. Хотя вся собственная жизнь — она именно об этом: вначале построй базу, а уж потом, опираясь на неё иди штурмовать вершины. А лезть с шашкой наголо сразу под софиты — задавят те, кому есть куда отползти защититься от твоей атаки, чтобы потом, набравшись сил, медленно и верно сжать тебя в клещи и растрескать.

И всё-таки даже научившись худо-бедно отчекрыживать себе углы и стороны, я всё равно остаюсь чудовищно предсказуем в партии — поскольку моя игра всегда в итоге оказывается игрой на построение мойо в центре. Ессно если это сразу знать, я жертва по умолчанию. Не надо даже отъедать территорию — достаточно запустить несколько «щупалец» в мойо и потом прицепить их к «живому» куску на стороне. Тогда всё: в центре куча камней, переконцентрация, а по сторонам потеря территории, сдача углов, подвисшие группы, незаткнутые дырки…

Зато если противник (более-менее равный, конечно) пытается помешать мне построить центральное мойо, или конкурировать в этом, чаще всего я нахожу способы с ним справиться. Правда, не всегда адекватной ценой.

Недавно играл в Го в «чайном этаже» на Никитской. Противник чуть посильнее меня — в первую очередь, в плане «технической» вооружённости. В результате он забрал все четыре угла и две почти целые стороны, а я занял центр с опорой на оставшуюся пару сторон; точно посчитать не успели (партия затянулась, а ему надо было уходить), но на вид было где-то 10-15 очков в его пользу. Там после фусеки у меня было вполне неплохо, а на входе в тюбан удалась нетривиальная комбинация по запиранию угла. Но потом началось несколько локальных битв, где ставкой было 3-5 очков от силы, и все их я проиграл.

Увидеть угрозу — это суметь отличить действительно опасное от остального. Но концентрироваться в тюбане только на бесконечном ожидании «где ещё тебя прищемят» — значит превращать себя в жертву. Теоретически, можно было бы заняться тем же самым — охотой на слабые, отколовшиеся, подвисшие группы; но я вместо этого вдохновенно творил большую форму в центре (которая потом всё равно ессно поджалась).

Такая же ерунда повторилась и сегодня, когда я играл с компьютером. У меня была нормальная позиция после фусеки, я раньше успел начать поход на центр и т.п. К середине было так:

И тут машына начинает страшную атаку внизу справа:

В итоге жизнь всей моей правой стороны оказалась под вопросом. Я начал неправильно защищаться, переконцентрировал камни внизу справа, пустил противника в территорию. В итоге всё равно выжил, но без территории (убежав в центр) и со сдачей угла. Партия проиграна на 8 очков.
Потом специально переиграл с этого момента. Сдал 7 камней внизу, на грани фола сохранил группу вверху слева. И всё равно получил +16 в свою пользу в партии:

…Это просто к тому, как можно одной операцией выиграть либо проиграть сражение.

То есть, конечно, большая ошибка сводить победы к успешным операциям; собсно, «кутузовская» идея стратегии состоит в том, чтобы не позволить противнику вообще никаких операций, гася угрозы в зародыше и следя за общим балансом. За это можно и отдать что-нибудь — территорию, камни, какие-то опорные пункты… Главное, чтобы нигде не было оперативного пространства.

Но это приводит к выигрышу только в том случае, если территория правильно размечена в дебюте. Т.е. если ты можешь позволить себе роскошь долго исходить из общего удержания баланса, а не из необходимости урвать очки любой ценой.

Ёсе, кстати, в этой партии как такового почти не было. Так, забил по очереди три или четыре оставшихся нейтральных пункта для удобства счёта, а так там вообще ничего не решалось. Это приятно — крупные формы и всё по большому счёту решается в середине игры (миттельшпиле по-шахматному или тюбане, если угодно).

А съезд… ну, съезд. Коржакова живого видел.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма