Главная / Основной блог / Личное / Искусство И / Игра «от противника»

Игра «от противника»

Суббота у меня получилась, без преувеличения, исторической. Я впервые в жизни обыграл сёдана — да как: на 80 очков! Не ожидал, но готовился ;)

В общем, сегодняшний противник меня до этого несколько раз выносил ногами вперёд. И не только меня: из всего нашего круга он, пожалуй, наиболее сильный игрок — жесткий, цепкий, умеющий додавливать. Собственно, я не надеялся его победить, и даже попросил поначалу фору — но в итоге решили биться на равных.

Ну, думаю, ладно — «русские не сдаются». Что можно сделать? Во-первых и в главных, анализ, благо противник-то знакомый. Его манера хорошо известна и по игре, да и по жизни тоже. Жёсткий переговорщик, бизнесмен, основательный и практичный, умеющий неотвратимо сдвигать любой баланс в свою сторону. Точно так же он играет и в го: «вот это — моё по-любому, а всё остальное — давайте обсудим». То есть в фусеки забирает себе выгодные зоны, в тюбане максимально распространяется с опорой на них в центр, а в ёсе жёстко отжимает очки по одному, высчитывая все варианты разменов. Всё схвачено, ловить нечего, если только ты не мастер более высокого класса (а я не мастер).

В чём, думаю, мой шанс? Первое — ни в коем случае не дать поделить зоны в тюбане. Нужно оспаривать всё, так, чтобы он с самого начала не определил, где «моё», а где «обсудим». А для этого — второе — ни в коем случае не ваять крупных форм, не пытаться мутить мойо, играть на влияние и т.п., как я это обычно делаю. Только партизанско-диверсионная тактика: высадился-отбился-выжил; и так по всей доске. Воткнуть масенькие живые группы везде, где можно, чтобы никаких в чистом виде «зон» не осталось.

Мне повезло, что противник в начале избрал санрэнсэй (три поросёнка): для избранной стратегии это было идеальное начало. Мои же, напротив, все встали низко, в расчёте на борьбу за выцарапывание территории. Естественно, седьмым ходом я влез прямо под угловой камень.

Поскольку все мои 4 камня стояли низко, белый, видимо, решил резко играть на влияние — и начал строить стенку от санрэнсэй. Соответственно, у меня выросло две «маленьких, но живых» группы в его территории — после чего он оказался вынужден вторгаться уже в мои зоны. Я его погнал в центр.

И тут оказалось, что этот жёсткий, прагматичный игрок крайне неуютно себя чувствует в ситуации, когда вынужден бороться без опоры на тылы, т.е. ту или иную внятную «базу». Когда она у него есть — он всех порвёт. Но разыгрывать «влияние», штуку довольно бесплотную и неосязаемую, он, оказывается, не очень-то может. Собственно, преобладание во «влиянии» у него было тотальным: где-то к сороковому ходу у него целая стенка смотрела в центр, а у меня, кажется, вообще не было ни одного камня на четвёртой линии. Но «влиять» — это совсем другая модель власти, чем «владеть».

Реализовать влияние он не смог. Все мои группы выжили, а у него упала даже пара центровых. Ближе к концу он сумел отквитать один угол, поймав меня на авантюрной атаке, но общего баланса это не изменило. Итог, как уже говорилось, +80 в мою пользу.

Для меня это был архиважный опыт. Он учит, что, соревнуясь в чём-либо с «большими», не надо делать ничего «огромного», а равно и пытаться построить нечто «своё-большое». Надо партизанить, надо быть «маленьким, но цепким», быть везде и нигде. Бизнес как Хизбалла, бизнес как Аль-Каеда — вот как-то так.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма.
Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.