Приоритеты-2020

У Марины Юденич в тексте цитируется список приоритетов Стратегии-2020:

1. Обеспечивать рост благосостояния граждан. Делать все возможное, для того чтобы как можно больше людей в нашей стране жили как можно лучше. Необходимо сохранить средний класс, возникший в эпоху Путина — социальную основу нашего общества. Для этого надо удержать на должном уровне занятость и потребление.

2. Необходимо и дальше, рационально используя сокращающиеся ресурсы, продолжить развитие инфраструктуры и техническое перевооружение промышленности.

3. Заложить основы инновационной экономики.

4. Укреплять суверенное демократическое государство, с тем чтобы оно было в состоянии добиться изменения мировой политической системы и сделать ее более справедливой, выгодной для российского народа.

Предлагаете отказаться?

Не то чтоб «отказаться», но первые три пункта у меня действительно вызывают очень серьёзные вопросы.

Об инновациях напишу отдельно — тема долгая, сложная и важная. Но вот пара «рост благосостояния граждан» и «развитие инфраструктуры» — она не такая очевидная, как кажется на первый взгляд.

Я немножко тупой, и понимаю тезисы типа «рост благосостояния» не как лозунги, а как прикладные практические установки: предлагается, чтобы у граждан росли доходы и росло потребление. Давайте посмотрим, что в этом смысле происходило на предыдущем этапе — на этапе роста, 1999-2008. Экономика росла по 7% в год, но уровень жизни (и потребления) граждан рос даже быстрее.

Теперь, если мы взглянем на структуру нашего экспорта, то мы обнаружим, что, если не считать ВПК, все остальные экспортные отрасли у нас либо добывающие, либо грубая обработка «первого передела» — т.е. тоже фактически сырьевые. Вся остальная обрабатывающая промышленность следующих переделов, сколько её ни есть, была заперта в границах только и исключительно внутреннего рынка. Иными словами, никакого другого сбыта для тех наших производств, которые создают потребительские товары, и вообще где высока доля труда в добавленной стоимости, у нас не было: всё, что мы производили, мы сами же и потребляли. Правда, года три назад начали ещё и экспортировать зерно — но это, будем честными, тоже фактически «сырьё».

А теперь давайте разберёмся, какое положение занимали и занимают российские товары на российском же рынке. И мы поймём, что в основном они были сосредоточены в «экономичном», дешёвом или в лучшем случае «стандартном» ценовом сегменте. Всё, что выше, любой и всякий «премиум» и «элит» по любой категории — от стройматериалов до бытовой техники, от автомобилей до текстиля и т.д. — это импорт.

Соответственно, легко заметить, что как только потребитель в состоянии позволить себе увеличить расходы, он переходит в более высокий ценовой сегмент. Грубо говоря, русский автомобиль (телевизор, стиральную машинку, мебель, одежду и далее везде) люди покупали лишь до тех пор, пока не могли себе позволить перейти на более дорогие импортные аналоги. Поэтому все те годы, пока шёл рост, у нас происходило импортозамещение по всем рынкам — отечественный производитель везде сдавал позиции, теряя тех потребителей, которые переходили в более дорогой ценовой сегмент, где русским товарам уже места не было.

Но добили нашего производителя даже не дорогие западные товары,  а «дешёвое китайское барахло». Которое стало поддавливать русского производителя уже «снизу», т.к. китайские товары сравнимого качества и заведомо дешевле, а производить китайцы в последнее время научились буквально всё что угодно.

Пример Китая — пожалуй, наилучшая иллюстрация к тому, что рост благосостояния (т.е. в данном случае потребления) должен идти за ростом и модернизацией производства, а не опережать его. Китайские люди покупают китайское не из патриотизма, а просто потому, что не могут позволить себе ничего другого; и это лучше любых таможенных барьеров защищало до последнего времения их внутренний рынок. Сейчас уже китайцы могут позволить себе покупать не только своё «китайское барахло»; но и промышленность их качественно выросла до вещей, вполне конкурентных уже и с западными аналогами. Собственно, она у них технологически вся в основном «западная» и есть.

Поэтому, как это ни противно, рост благосостояния  населения в определённой мере необходимо сдерживать. До тех пор, пока не научимся так работать, как хочем жить. Правда, добиться этого в условиях демонстративного сверхпотребления элит практически невозможно: призывать к самоограничению людей, живущих на пять-семь тысяч рублей в месяц, когда элита открыто отвисает в куршавелях, может разве что законченный подлец.

В следующем посте напишу про п.2

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма