Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Проснулся с ощущением нового периода в жизни.

Проснулся с ощущением нового периода в жизни.

Закончилась кампания, закончились многие начатые в прошлые годы дела (хотя не все еще), прошёл очередной ДР, и наоборот — начались новые, прежде откладывавшиеся или бывшие только в планах.

Со вчерашнего дня возобновил практику ежедневных утренних велопрогулок или пробежек — чередую их, чтобы организм не привыкал. А они, в свою очередь, стимулируют утренние же посты на разные темы.

Вот сегодня, например, понял, что в последние пару лет писал тексты исключительно либо о политике, либо об образовании/предпринимательстве. Даже любимые темы глазычевской урбанистики ушли, хотя эта-то линия все время висела в топе медиаповестки не переставая — собственно, потому и ушли.

По той же причине совсем уж вполглаза следил за Сочинским экономическим форумом — ну, блин, все все уже сказали много раз, набор спикеров не изменился, а анализировать собственные ошибки и изменения взглядов в нашей культуре как-то не принято. Чисто механически отметил для себя, что когда премьер Медведев говорил об ужасных для страны последствиях Октябрьской революции, он как-то забыл упомянуть, что две трети помещичьих усадеб в центральной России были сожжены и разграблены еще в июне-июле 1917-го, и состояние полного развала армии, промышленности и управления уже к августу стал фактом (см.доклады участников Государственного совещания 12-15 августа того же года); в этом смысле его претензии следовало бы адресовать Февралю — но он же сислиб, он так не может. Идея, что Октябрь был, в сущности, контрреволюцией, пока еще слишком маргинальна для этого круга.

Из значимых тем прошлых лет для меня в ближайшее время снова станет актуальной философия, в рамках направлений кружка New Cave (это мои 2012-2013 годы), история религии, экономическая теория и история, особенно история денег — терпеливо лежат купленными и ждут своей очереди несколько десятков англоязычных книжек в кайндле; социальная и культурная антропология — от Поршнева до Даймонда; историческая социология от Лахмана до Валлерстайна; философия педагогики и фундаментальная методология образования, от Эразма Роттердамского до советских педагогов-новаторов 60-70-х, и, конечно, новый штурм языков, в первую очередь испанского, а возможно и итальянского — слишком много важных текстов на них, которые харам читать в переводе. Но это старые долги.

Из новых, ранее неохваченных областей — история и теория права, в особенности философия права. Недавно простым гуглением обнаружил, что латинское ius/jus (откуда «юристы» и «юриспруденция») оказалось родственным русскому слову «союз» (со-юз) и авестийскому yaozda (чистый, священный) — так, по крайней мере, понял фундаментальную разницу между jus и lex (наше «легальный»). Раньше я всегда утверждал, не особо зная тему, что суд как институт (и закон как традиция) много древнее государства, церкви и прочих новомодных институциональных изобретений, сейчас хочу поразбираться в этом подробнее. Особенно потому, что, например, еще одна институциональная новелла второго тысячелетия — университет — выросла из школ права, то есть вокруг и по поводу этого самого jus.

Еще одно важное новое направление следующего большого цикла — инвентаризация существующих школ и техник обучения. Одним из неприятных открытий последних лет оказалась крайне низкая «пропускная способность» моего собственного канала усвоения информации — именно поэтому ридлист накапливается быстрее, чем осваивается. Мы сделали партизанский набег в эту область, создав программу «бизнес как боевое искусство» посредством методологии школ БИ, но это был крайне интуитивный, ненаучный стиль. Сейчас задача в том, чтобы разработать концептуальный подход к сочетанию тренинга (то есть наработки прикладных навыков) и обучения (то есть передачи знаний) таким образом, чтобы тренинг готовил человека в разы более быстро и качественно усваивать и адаптировать новую информацию. Научиться учиться, чтобы потом собственно учиться было легче.

В прошлый цикл в 2011-м я входил обозлённый, расстроенный и озадаченный, с ощущением интеллектуального поражения, которое надо было переварить, осмыслить и преодолеть в себе. В нынешний — еще не победителем, но уж точно не сбитым летчиком. На многие вопросы удалось получить ответ — причем не в теории, а в деятельности. Существенно перенастроил оптику и иерархию приоритетов. В нынешнем году, когда после многолетнего перерыва пришлось опять сделать «заныр» в политику и выборы, сделал это легко и без прошлых страданий — опыт великая вещь. Сейчас предстоит такой же «заныр» в прикладное госуправление и проектирование — опять же спустя годы; но я приду с новым багажом и инструментарием, а главное — со спокойной уверенностью вместо прошлого кавалерийского задора и желания «всем доказать».

Что еще приятно — сегодня это ко мне приходят и спрашивают совета, а не я сам куда-то иду и предлагаю услуги. Дожил. Действительно, «в России надо жить долго», хотя дело это непростое, уж слишком много арбузных корок валяется, на которых легко навернуться и сломать себе шею еще в глубокой молодости. Нет, друзья, средний возраст — это все-таки неплохо, хотя сестра Olga и научила меня чешской пословице «молодость в жопе, до пенсии далеко». Лучше, чем дурной юношеский порыв или обидное старческое бессилие.

Играем дальше.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма