Про Кастро.

Года три назад говорили с одним сотрудником нашего посольства в Гаване (случайно познакомились на Мирамаре): наши туристы думают, что едут в советское детство, а тут настоящая, жесткая Латинская Америка. О да. Люблю Гавану, но не потому, что это «заповедник пятидесятых» — так, да не так. Другое.

Мы провожаем Кастро как героя сюжетов программы «Время» брежневских времен, он для нас персонаж оттуда. Но я так скажу: бывает «русский мир» (много про него всего в последнее время), а бывает еще и «испанский мир». И он, в своём роде, такая же вещь в себе, как и русский, столь же, если не более, непрозрачен для глобального англоговорящего медиасознания, и кое в чем пошибче будет. И Кастро с Че невозможно понять вне контекста гражданской войны 30-х в Испании, напряженного духовного творчества того времени — испаноязычной и в частности кубинской литературы и философии начала века и т.д. У советского человека в этом месте стоит иероглиф «Хемингуэй», но вот вам, чтобы не сыпать списками имён, хотя бы один именно кубинский персонаж той же эпохи «на пробу» — https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Карпентьер,_Алехо , которого я знаю случайно лишь постольку, поскольку интересовался Стравинским.

Так вот: сюжет Фиделя/Че — из Гаваны смотрится как своего рода «цивилизационный ответ» латинского мира миру англосаксов. Куба ведь не просто «маленький остров»: в испанской колониальной системе это был основной логистический пункт контроля над Новым Светом, «место власти», столица испанского присутствия. Могила Колумба, первый университет в Новом Свете, все это вот.

И в Калифорнии, и в Техасе, и во Флориде чувствуется этот «пограничный» аспект столкновения двух миров. И, да, это не Фидель Кастро Рус изгонял Мейера Ланского из Гаваны — это Филипп II Испанский и Португальский продолжал сводить счёты с Дрейком и всей кодлой «своих сукиных сынов» Елизаветы Генриховны, мстя за унижение «Непобедимой Армады» в Гравелинской битве.

Как ни странно, мы про англосаксов, которые нам вроде как вечные противники, знаем и понимаем гораздо больше, чем про латиноамериканцев, которые вроде как друзья и братушки. Английский знает каждый второй — а много ли тех, кто читает и говорит по-испански? Ну да, нам, кроме Хемингуэя, еще принесли на блюдце в конце прошлого века Маркеса «для нытиков», Кастанеду «для торчков» и Коэльо «для девочек» — все, пожалуй.

Короче, Фидель «там» — это не то, что вы думаете. Тот Фидель, которого хоронит второй день наш фейсбук — это всего лишь его проекция, в плохом переводе на русский и отчасти английский. А чтобы понять, что это, правильнее смотреть «оттуда».

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма