Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Про закон о шлепках (начитавшись Kristina Potupchik и других).

Про закон о шлепках (начитавшись Kristina Potupchik и других).

Мне тут пишет один знакомый в мессенджере: ну ты-то, который много где излагал про женское эмоциональное насилие, которое хуже любого физического, должен точно быть за закон. Я говорю: нет. Он мне: объясни. Объясняю.

Институт брака, вообще-то, огосударствлению подвергся совсем недавно. До самых недавних времен государство никакого отношения к нему не имело. Он существовал исключительно в рамках церкви (той или иной конфессии), которая всегда обладала своими собственными регуляторными механизмами в части внутрисемейной морали. Которая по-своему боролась и с насилием, и много еще с чем.

Но, как бы там ни было, государство уже там, и уже объявило себя главным ответственным за происходящее. И нельзя сказать, что оно с этой задачей хорошо справляется — уж больно инструментарий у него грубый и негодный для столь тонкой и чувствительной сферы: одно дело, когда тебе священник на исповеди разъясняет, как ты должен с домашними себя вести, а другое — когда мент или судья с законом наперевес.

То есть самое плохое в этом решении то, что оно половинчатое. Уж если государство решило самовыпилиться из регулирования семейных отношений, так и госрегистрацию брака тогда лучше сразу отменить, а в качестве брака признавать просто церковное венчание или аналогичную процедуру в любой из традиционных конфессий. А так получается, государство говорит: да, институт этот мой, официальный, но никакой ответственности за его состояние я не несу и нести не хочу, пусть сами там разбираются «уж как-нибудь».

Институционалист может рассказать, что происходит обычно в случае, когда система говорит «пусть сами разбираются». Например, когда государство четверть века назад самовыпилилось таким же образом из мелкого производства и торговли, на освободившемся институциональном месте регулятора тут же возникли параструктуры, в быту именуемые «бандитами», и заместили государство собой в качестве механизма решения проблем. Легко понять, что и тут вместо мента и судьи начнут возникать те или иные параструктуры. Самое лежащее на поверхности — жена, которую муж регулярно бьет, приходит к своему брату или к любовнику, тот собирает пацанов с района, приходит к этому самому мужу и метелит его от души. А в итоге все фигуранты так и так на нарах, но уже по другой статье. Так всегда бывает, когда проблема есть и никуда не девалась, а институт, который ее раньше как-то решал, от этой функции самоустранился.

Короче, мой вердикт: да, проблема есть, но решение им.Мизулиной — сырое и непродуманное. Надо обсуждать; в конце концов, сказал же Володин — Дума должна стать местом для дискуссий. Вот вполне себе тема, так или иначе почти всех касается.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма