Главная / Линки / Запись в фейсбуке от 31 января 2017 г.

Запись в фейсбуке от 31 января 2017 г.

В связи с подготовкой одного материала (про Путина, Трампа и Махатму Ганди )) вспомнил свою старую, 2006-го года, трилогию в РЖ «Право на тирана». Там было про три эпохальных текста — Фултонскую речь Черчилля 1946 года, доклад Хрущева «О культе личности» 1956-го и книга Горбачева «Перестройка и новое мышление» 1988-го. И прицепом — финальная рефлексия уже в блоге.

Вкратце о чем это — из итогового текста:

«»Политика, как форма войны, принадлежит к числу абсолютных агональных практик. Т.е. не столько борьба идёт по правилам, сколько сами правила являются объектом непрерывной борьбы. В этом смысле борьба за демократию в западном смысле слова, т.е. за формализованную, как бы безопасную форму политической борьбы «по правилам» — это скрытая интенция к исключению политики вообще, к вынесению за скобки самой сути политики.

Разумеется, демократия в основе своей есть именно ограничение власти, создание для неё рамок и барьеров — при том, что наличие этой самой власти, которую необходимо таким образом ограничивать понимается как априорная данность. Однако «безопасная политика» в конечном счёте неизбежно приводит к тому, что высокоразвитая система эффективных ограничителей — вот она, а ограничивать и сдерживать-то — нечего! В процессе оказывается утерян субъект власти, тот самый, которого все эти институты призваны были сдерживать и ограничивать.

И тогда он приходит — причём чаще всего с неожиданной стороны. Либо извне — в виде внешней абсолютной и непреодолимой угрозы, к которой остаётся только присоединиться. Либо изнутри самой системы: фашизм — это про то, как штатный трикстер «демократической» сцены превращается в «беспредельного» — и уже ничем не ограниченного — субъекта политики. Либо как результат внутреннего революционного слома, коллапса системы — революции.»

Сама подборка —

Право на тирана — I. Холодная война http://chadayev.ru/publications/2006/03/10/pravo-na-tirana/

«Великий урок Фултонской речи, в первую очередь, для России. Никакое поражение нельзя признать окончательным и бесповоротным до тех пор, пока есть хотя бы один патрон. В 46-м для Запада таким патроном оказалось ядерное лидерство. И это значит, что и мы, в свою очередь, не просто «еще не проиграли», но, в сущности, не проиграли ничего. Более того: коль скоро даже ядерное оружие удалось превратить из военного в невоенный инструмент власти — значит, эта трансформация возможна применительно к самым разным типам ресурсов (да-да, даже таким, как пресловутая труба — ресурс, в сущности, столь же временный, как и ядерное превосходство). И даже чисто оборонительная доктрина может стать первым шагом к успеху — если только она решит свою главную задачу: обеспечение невозможности быстрой ликвидации России как субъекта мировой политики.».

Право на тирана — II. Культ личности
http://chadayev.ru/publications/2006/03/21/kult-lichnosti/

«Что же сделал Хрущев своим докладом 26 февраля? Как ни странно, он сделал нечто, прямо обратное десталинизации. Возложив лично на Сталина и Берию ответственность за все «ошибки» и «перегибы», а фактически — за преступления миллионов участников (в том числе и вполне добровольных) машины террора, Хрущев произвел не де-, а ресталинизацию. Он вновь вернул Сталина в политическую систему страны, сделал его нужным ей. Сталин — это теперь новая зона табу и одновременно ответственности; и в этом качестве он становится необходим послесталинской политической системе, которая им оправдывает и на нем базирует свое собственное существование. Сталин, который мог стать «прошлым» (как стал им в итоге Ленин), превратился в «настоящее», которое запрещено.»

Право на тирана — III. Новое мышление
http://chadayev.ru/publications/2006/04/06/novoe-myshlenie/

«В горбачёвском «новом мышлении» идея жертвы, имплицитно присутствующая уже в сталинских «ответах», доведена до своего логического завершения — и представляет, таким образом, не эпохальный «новый поворот», а напротив, логическое завершение постпотсдамского противостояния. Жертва, которой неявно угрожал СССР все эти годы, была наконец принесена. «Новое мышление» — это попытка конвертировать «хард» экономполитического контроля над «своей» частью мира в глобальное влияние на пространстве мира без границ. И эта попытка, в каком-то смысле, оказалась успешной. Однако именно в этот момент «вдруг» выяснилось, что «влиять» Советскому Союзу больше нечем.»

Финализация. Безопасная политика и право на тирана
http://chadayev.ru/…/bezopasnaya-politika-i-pravo-na-tirana/

«Система, существующая в логике безопасности, всё время пытается выдавить субъекта, исключить его вовсе из политики. В правовом смысле суверен-фундатор — это и в самом деле преступник, исключённый — по Шмитту. Смысл любой демократической революции — в фиксации факта избыточности монарха. В этом смысле она — закономерное продолжение развития идеи монархии же, как первичной системы ограничения и сдерживания воли субъекта политики.
И действительно, для повседневной жизни он не нужен, вреден, опасен и избыточен. Жизнь — это «когда чтоб не трогали». Место для него возникает только тогда, когда есть — и фиксируется — неразрешимая задача или неотвратимая угроза. Тогда прямо наоборот — система переориентируется на производство субъекта, на создание ожидания, на подготовку условий и т.д. «Возвращение короля» — это на самом деле не «возвращение», а «пришествие» в критический момент для разрешения экзистенциальной ситуации, для которой «правители» не годятся.»

———

Есть еще один, более поздний (2012 года) текст, поясняющий толкиеновские аналогии из последней статьи — про метафору «короля и правителя»: http://chadayev.ru/…/putin-aragorn-i-konstituciya-rf-shmit…/

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма