Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Читая разные книжки про неравенство доходов, начинаю понимать, что механика там не такая уж и простая.

Читая разные книжки про неравенство доходов, начинаю понимать, что механика там не такая уж и простая.

Например, чем более плоской является социальная пирамида, тем менее динамичным становится общественное развитие: тормозятся наука, технологии, коммерция, экспансия и т.д. Поскольку драйверами всего этого выступают амбиции молодых д’Артаньянов — а тут получается, что нужно приложить слишком много усилий, чтобы подняться на полступеньки (в доходах, статусах и т.д.). Собственно, со странами победившего социализма именно так и было — и ровно поэтому из них массово бежали элитарии, от спекулянтов до балетных танцоров.

Но если, наоборот, пирамида становится слишком высокой — перегородки между классами начинают становиться непробиваемыми, твердеть; классы превращаются в касты и развитие опять-таки останавливается. Это то, что мы видим сейчас у нас и в Штатах, в меньшей степени в Европе (где, однако, несмотря на левые правительства, неравенство также стабильно растет).

Отсюда понятно, что есть некоторая точка равновесия, на которую и надо выводить общество, на оккамовском лезвии между уравниловкой (которой хотят низы) и сегрегацией (которой требуют «лутшие люди»). Вот только непонятно, какой институт в государстве должен за этим следить. В прикладном смысле, конечно же, парламент, как институт сословного представительства — но где тот «навигационный прибор», которым он может руководствоваться?

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма