Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Запись в фейсбуке от 16 июля 2017 г.

Запись в фейсбуке от 16 июля 2017 г.

Слежу за потугами нацопполидера сказать по повестке будущей кампании хоть что-нибудь, кроме давно заевшей пластинки про жуликииворы. Благо луж по погоде много, пузыри видны отовсюду. «Борьба с бедностью», ха. Нет, Лёша, «с таким лицом тебе денег никто не даст».

Однако, по укоренившейся привычке «думать за ту сторону», попытался коротко набросать гипотезу возможной повестки кампании, если бы я был стратегом штаба.

Почему именно за ту, а не за эту? Потому что, играя за власть, ты сталкиваешься со множеством невозможностей и рисков, главный из которых — потеря своего традиционного электората, ориентированного на сохранение статус-кво. А вот играя за оппозицию, ты можешь наращивать базу, ставя те вопросы, в которых можешь быть заведомо смелее.

1. Московская агломерация как проблема страны №1. То, о чем предупреждал Глазычев еще в 2003, в докладе «Государство и антропоток». Единственное в стране место с устойчиво положительным миграционным потоком, и это несмотря на ужасное и постоянно падающее качество жизни в единственном из наших мегаполисов мирового класса. У нас с этого места принято ругать Собянина, но московские власти по определению не способны справиться с проблемой общестранового масштаба. Суть которой в том, что все остальные имеющиеся у нас типы поселений — от деревень на несколько домов до областных центров с населением больше миллиона человек — более не в состоянии бороться ни за привлечение, ни даже за удержание населения. Как добиться привлекательности для переселения хотя бы в 15 имеющихся у нас городов-миллионников, в особенности наиболее проблемных у нас — Омск, Волгоград, Красноярск, Самара? Как разгрузить столичный узел, задыхающийся от непрерывной застройки и все более проблемного трафика?

2. Структура занятости. Когда Греф&ко говорят о проблеме «низкой производительности труда», на самом деле речь именно об этом: наша экономика куда в большей степени про производство рабочих мест, чем про производство товаров и услуг. Само государство — крупнейший работодатель; госсектор экономики — также, а еще у нас порядка 25 миллионов человек, которые, по словам вице-премьера Голодец, «непонятно чем занимаются», то есть находятся в серой зоне экономики, по ту сторону нашей правовой и налоговой системы. Как безболезненно переместить миллионы трудоспособных людей в частный и при этом легальный сектор, расширить цивилизованный рынок труда и насытить кадрами чахнущий бизнес?

3. Выход из коммунальной катастрофы. Когда в то время еще министр Слюняев говорил про 9 триллионов рублей необходимых инвестиций для ЖКХ, все, кто в теме, понимали, что он, в сущности, прав. Мы отапливаем воздух в старых котельных и дырявых теплотрассах, отравляем экологию растущими как грибы свалками и деградирующей канализацией, каждую зиму ждём как большую ЧС, и лишь прямыми бюджетными списаниями удерживаем от банкротств ключевые предприятия отрасли, планово работающие в убыток. Как и откуда брать ресурсы на такую задачу, которая по объёму больше, чем любая космическая программа, но за нее никто никогда не поставит памятник?

4. Образование. Что делать с системой образования, которая досталась нам в состоянии сильно худшем, чем было даже в позднесоветские времена, и никак не соответствует задачам середины ХХI — го? К чему готовить будущие поколения, какими навыками и знаниями должны обладать люди, которым жить и работать через 10-20-30 лет? Как не пропустить идущую в мире образовательную революцию, подобно тому, как мы по сути пропустили в предыдущие полвека революцию цифровую?

5. Финансы и денежное обращение. То, что должно было бы помогать экономике — кредит, инвестиции, налоговые льготы, страхование и т.д., а сейчас скорее является тормозом и источником бесконечных рисков и угроз. Как уйти от практики тотального залогового кредитования, превратившего наши опорные банки в склады токсичных активов, изъятых у несостоятельных должников и висящих мертвым грузом на дочерних «управляющих компаниях»?

6. Суды и правоприменение. Как выйти из ситуации, когда дела, передаваемые в суд, заканчиваются обвинительными приговорами в 9 из 10 случаев? Как «разгрузить» систему ФСИН от тотального перенаселения, при этом не превратив жизнь страны в криминальный ад? Как изменить законодательство, чтобы буквальное применение законов не становилось общепринятой формой репрессии в ситуации, когда все их так или иначе нарушают, по поводу чего есть своего рода негласный общественный договор?

7. Политическая система. Партии — они вообще у нас должны быть про что? В голосованиях у нас сейчас бинарная модель — «за власть» и «против власти», при этом «за власть» означает «за ЕР», а «против власти» — набор самых странных вариантов; но особенная шиза возникает в регионах, где назначенный сверху губер — член КПРФ или ЛДПР. Считается, что ЕР это сила админресурса, но в действительности это слабость зависимой от чиновников структуры: как отделить ЕР от госаппарата и превратить в самостоятельную партию?

…елки-палки, сколько тем шикарных. Это я еще не написал ни про госрасходы, ни про армию и ВПК, ни про управление экономразвитием, ни про медицину, ни про пенсионную систему, ни про правоохранителей, ни…. эх, благодать. Даже жалко, что я по другую сторону. Ну а с другой стороны, все, кто способен хоть на что-то, кроме как кричать «кря-кря» и строить «добрые машины» задалбывания рассчитанным на дебилов и хипстеров агитпропом, уже давно тут, ибо кадровый голод, он, знаете ли, не тетка.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.