75 лет блокады

75 лет прорыва блокады Ленинграда. Мой родной дед, Петр Тихонович Карелов, рядовой пехоты, воевал на Ленинградском фронте в кольце окружения и потерял ногу именно в те дни, в январе 1943-го, когда ЛФ попытался организовать имеющимися силами хоть какой-то удар навстречу прорывающимся с юга своим. Подорвался на мине.

Исаев обращает внимание, что операция на прорыв блокады удалась лишь тогда, когда штабы отказались от идеи масштабных окружений (как было во время неудачных попыток образца 1942-го, самая известная из которых — катастрофа армии Власова) и сконцентрировались на узком участке всего лишь в 8 км по фронту — непосредственно вдоль берега Ладоги. И, несмотря на то, что именно на этом участке насыщенность обороны немцев была максимальной, против фокусированного удара она все же не устояла. Но успех был очень частичным — сухопутный проход вдоль берега простреливался артиллерией на всю глубину, и наскоро сооруженный железнодорожный путь стал тоже своего рода «дорогой смерти» — каждый второй эшелон, шедший по нему, оказывался разбит по пути. По-настоящему блокада закончилась только в 44-м, когда до победы оставался от силы год. Нам из сегодня кажется, что 44-й — это уже почти ура-победа, а на самом деле еще в начале года немцы стояли буквально на окраине города.

По версии того же Исаева, главная причина того, почему Ленинград так и не был взят — постоянное давление извне на кольцо окружения, в результате чего немцы попросту не могли втянуться в штурм города, имея за спиной непрерывно наступающего противника. Паулюс в Сталинграде в схожей ситуации поступил иначе — после того, как к северу от города ударная группа немцев вышла к Волге и перерезала сухопутные пути снабжения (по сути, та же блокада), он таки втянулся в бои за город, но опять же не самыми лучшими частями — лучшие части как раз защищали северный фас «блокады» от советских контрударов. Однако стоило нашим в ноябре ударить чуть западнее — получилось то, что мы все знаем. Удайся такое под Ленинградом в 42-м — удар с выходом на Балтику или хотя бы прорыв 2-й ударной к южным окраинам Ленинграда — в точно такую же ситуацию попала бы группа армий «Север».

Получается, армейский генерал Кюхлер, так и не рискнувший за все три года блокады отдать команду на штурм города, оказался более дальновидным командующим, чем штабист и стратег Паулюс: остатки его бывших армий сохранили боеспособность до самого конца войны, и капитулировали в Курляндии только 10 мая 1945, а отдельные группировки сопротивлялись аж до июля. Ну а с 6-й армией Паулюса случилось то, что случилось.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма