Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Сциентистская идеология Послания Президента

Сциентистская идеология Послания Президента

Все так сильно сфокусировались на различиях между первой (про развитие) и второй (про ракеты) частями путинского послания, и в итоге пропало из обсуждения то, что между ними общее.

А оно там есть, и даже лежит на поверхности. Сквозная идеологема, пронизывающая весь текст послания. Это воинствующий сциентизм и техницизм — вера в то, что наука и технологии есть универсальная панацея от всех проблем текущего и грядущего.

Новые цифровые технологии излечат нашу экономику. Мобильные фельдшерские пункты спасут медицину. Детские школы научно-технического творчества вроде Сириуса и Кванториума двинут вперед образование. Электронные данные и порождаемая ими прозрачность расчетов спасут от коррупции. Ну и, конечно, новые ракеты и бомбы защитят от внешнего врага.

Сработает ли эта ставка?

Сам сциентистский подход не нов — еще дедушка Ленин примерно такие установки и закладывал в создаваемую им систему. Другое дело, что, вооруженный передовым марксистско-ленинским учением, он также и сферу общественных отношений планировал перекраивать «по науке». И какое-то время казалось, что все получается — индустриализация, плановая экономика, НТР дали мощнейший импульс развития разоренной мировой и гражданской войнами стране. Бомба, космос, научные открытия — СССР раз за разом поражал мир достижениями, казалось бы невозможными при той ужасающей нищете, в которой продолжало жить его население.

Однако именно в этом подходе крылись и те конфликты, которые в итоге уничтожили СССР.

Главный из них — это конфликт интеллектуалов, стоящих на острие НТР, и советской партийной номенклатуры. Буквально — Сахаровых и Горбачевых. Дело в том, что ставка на науку означала необходимость создавать целый новый класс, не предусмотренный Марксом — профессиональных ученых, инженеров, интеллектуалов. И делиться с этим классом не только материальными благами, но и, что хуже, властью. Разумеется, первоначально такого и в проекте не было — «умники» мыслились как сугубо обслуживающий слой, наемные профессионалы, создающие и развивающие необходимые технологии. Но почти сразу оказалось, что у этого слоя есть собственные представления о правильном устройстве общества будущего, не совпадающие с ортодоксальной доктриной.

«Обслуживающая» функция означала, среди прочего, безусловный приоритет «точных» и «естественных» наук над гуманитарными — прямой заказ власти был на «физиков», а в «лирики» люди шли в основном по собственному желанию и «вопреки». Однако и «физики», как выяснилось, имеют свои-особые гуманитарные запросы. Не случайно «идеологами» советской интеллигенции стали палеонтолог Ефремов и пара лингвист-математик братья Стругацкие. Более того: и «лирики», воспитанные на строгом догматическом марксизме Митина и Юдина, тоже принялись отклоняться кто куда от генеральной линии — философы Ильенков, Зиновьев, Мамардашвили и Щедровицкий, писатели и поэты-шестидесятники, историки — все они оказались в той или иной степени «оппозиционерами» в какой-то момент.

Процесс носил объективный характер: все эти интеллектуалы, создававшие бомбы и ракеты, открывавшие новые формулы и физические законы, обеспечивавшие системе конкурентные возможности на каждом новом витке технологической гонки «холодной войны», в какой-то момент захотели своей доли во власти. Проявлялось это по-разному: физтехи, например, массово сходили с ума в попытках создать универсальную машину решения всех общественных и управленческих проблем, как С.Никаноров; физики-ядерщики либо фрондерствовали, как Ландау, либо в открытую бунтовали, как тот же Сахаров, писатель Солженицын и вслед за ним многочисленные «деревенщики» вставали в позу пророка-юродивого и принимались учить всех жизни, а философы углублялись в ревизию марксизма вплоть до полного расхождения с «методичками» и «темниками» Суслова и Яковлева.

Ну а закаленная чистками 30-х, войной и послевоенными битвами аппаратных коалиций партноменклатура, разумеется, ни в каком виде делиться с этими «умниками» властью готова не была. Именно поэтому погиб не родившись и «советский интернет» Глушкова в середине 60-х, осталась на бумаге и сгнила в архивах «машина Никанорова», Сладкий отправился в Горький, Солженицын в Канаду, Зиновьев в Мюнхен, а остальные — на периферию, в маргиналию, в ситуацию постоянного конфликта с «системой».

Если нынешние планы Путина по организации очередного научно-технологического «прорыва» станут чем-то реальным, почти сразу мы попадем в ту же самую вилку. Только противостоять «умникам» будут уже не стареющие сталинские функционеры, а номенклатурно-олигархическая братва родом из 90-х и нулевых; «силовики», «этноолигархи», «спортсмены» и «сислибы», а также их дети-внуки-племянники — новая родовая аристократия. Это люди неумные, жестокие, хищные и всегда предпочитающие простые решения сложным, а краткосрочные выгоды долгосрочным. «Ты умный? Вот и пиши свои бумажки, и не лезь в дела, которыми серьезные люди занимаются» — фраза, которую я услышал в Белом Доме в свои 18 и запомнил на всю жизнь.

Но это, конечно, если «умникам» вообще дадут сделать хоть что-то. Инерционный же сценарий проще: объявленный Путиным технологический прорыв будет воспринят ими как «такой новый пиар», программа «Цифровая экономика» закончится в лучшем случае созданием еще десятка-другого «Платонов» и «Моспаркингов», а ракеты будут лишь изредка демонстративно сносить с земли очередной кишлак где-нибудь далеко-далеко перед каждым новым раундом переговоров со «стратегическими партнерами» о поставках газа.

В принципе, тоже ничего.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.