Сон мне снится

Приснился довольно-таки необычный для меня сон. Записал в подробностях сразу как проснулся.

Во сне я такой вологодский мужик, занимаюсь незаконной вырубкой леса у себя в области и еще в куче мест, вплоть до южной Сибири. Есть несколько бригад (и с бензопилами, и со стволами), техника (часть своей, часть в лизинге), налаженные каналы сбыта (в частности, мутный полуказах-полуингуш из Караганды, он как-то умеет гнать кругляк через казахскую границу и в Китай потом). Меня прессуют siloviki, от егерей до чекистов, но пока вроде удаётся откупаться. С недавних пор в родном регионе еще начали приезжать какие-то экозащитники со значками ОНФ и камерами, из чего я понял, что администрация тоже решила поднять тариф, придётся передоговариваться.

У меня кореш, служивый, изначально из ВДВ, сейчас в ССО, только что вернулся из Сирии. Бухаем с ним и еще парой близких корешей в моем охотничьем домике, без телок, чисто пацанами; кореша уже в отключке, остались мы вдвоём, говорим за жизнь, притом уже где-то по семьсот в каждом. Он рассказывал какие-то адские подробности своих приключений там, во сне было ужасно интересно, но как проснулся — почти сразу все забыл. Помню только, что асадовцы пц какое ссыкло и вообще не вояки, вот иранцы да.

Ну а я ему залечиваю своё кредо. Понимаешь, говорю, вот по закону я со своим лесом преступник. Ты — нет, потому что ты в Сирии официально был. Но твои же корешки из рязанского училища, которые там сейчас под «Вагнером» — тоже преступники, потому что статью про наёмничество никто пока не отменял. Ну а если по совести — герои, хотя, конечно, шли-то не геройствовать, а семьи кормить. Вот и я сейчас — даю работу и хлеб нескольким сотням человек. А плохо кому делаю? Никому, только государству, потому что все леса его. А оно само зачем? Общий котёл, из которого всем раздают по чуть-чуть; а те, кто на раздаче, притыривают себе в сто раз больше, чем я со своим лесом забираю.

И в этот момент на крик перехожу. Какое, блясука, у них право мне указывать, что я что-то там нарушил, пока их жены собак личными самолетами по европам возят??? Вот ты скажи, а? Или вот генерал, вчера тут был — он же вообще деньги с меня только за то берет, что не сажает пока, хотя может и даже должен! Не то что отмазывает или крышует — просто не сажает пока, и все. И в момент, когда у меня берет, тоже становится преступником, таким же как я. Что тогда такое вообще закон, если типа все, кто что-то делает — преступники, а во власти особенно?

А кореш, майор, что-то мне очень крутое и умное на это ответил во сне, но вот что именно — как ни напрягал мозг, забыл наглухо. Теперь мучаюсь вот.

В том числе и вопросом — к чему бы это.

P.S. Путём адского напряжения мозга вытащил оттуда кусок майорского спича. Смысл такой. Настоящая война — это война правд: у тебя одна правда, у врага другая, и каждый в свою верит. Когда правда у всех одна и та же — тогда мир; и тогда работает закон, который нужен только затем, чтобы помогать жить по правде. А если правды нет в головах вообще никакой, то ни войны, ни мира, а закон — тот же ствол, только невидимый: кто первый выстрелил, тот и выжил. Но что такое правда, объяснить не могу, чуять надо.

Ну блин. Легче не стало.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма