Главная / Линки / Третий парламент

Третий парламент

На первый взгляд кажется, что Колядин в комментарии «Коммерсанту» сказал нечто режущее слух: если Послание — Федеральному Собранию, то почему его «реализовывать» будет исполнительная, а не законодательная власть?

Но за этой характерной проговоркой кроется глубокая родовая травма нашей политсистемы. Я её называю «синдром 1993 года».

Именно тогда, после расстрела Белого Дома и принятия новой конституции, появилась Госдума. Форматов Думы в последующей истории было два: «оппозиционная», где чуть не каждый год устраивали импичменты и воевали с антинародной властью, и «послушная» — та самая, которая не место для дискуссий: депутатами числятся актеры и спортсмены, а их карточками голосуют какие-то безвестные «дежурные», и всегда «за». Ну еще был переходный формат времен первого путинского срока — от одного к другому.

В той, первой Думе таскали женщин за волосы прямо в пленарном зале, и никакие феминистки не устраивали никаких публичных кампаний на сей счет. Странно, но именно те времена сейчас почему-то принято считать свободными, в отличие от нынешних.

Но я про другое. Что такое парламент, который не был бы ни уродским цирком, ни набором глухих согласных? Который может в полной мере выполнять функцию верховного органа законодательной власти, и при этом не конфликтовать по идиотским поводам ни с президентом, ни с правительством, а делать свою работу — писать законы и представлять интересы граждан?

Реакция Колядина на инициативу Володина отражает отсутствие этого фрейма в головах у нашей политтусовки. Им кажется единственно возможным и правильным второй вариант — когда на месте Думы даже не принтер, а ксерокс, штампующий все, что пришлют из Кремля и Белого Дома.

А я вот думаю, что ситуация, когда «реализацией Послания занимается только исполнительная власть» — неправильная. В своем докладе-презентации ( http://chadayev.ru/…/tsifrovaya-platforma-dlya-zakonodatel…/ ) для Экспертного совета при Правительстве я показал в деталях и цифрах, к чему такой подход приводит: к валу ведомственного законотворчества, когда новые правила и регламенты сыплются как из рога изобилия, противореча друг другу и меняясь каждый год, и если кто-то хочет жить по закону, то может сразу расслабиться: это попросту невозможно.

Поэтому — да, пришло время ставить ситуацию с головы на ноги. Послание — Думе и СФ, и главное в нем — это приоритеты законодательной работы на ближайшие годы, а не мультики про ракеты. Но реализовать эти приоритеты можно только если организовать правильную коммуникацию по их поводу, и не только с чиновниками, но и с обществом.

Привлечь региональных депутатов хотя бы к разговору про грядущие изменения и то, как они отразятся на жизни их избирателей — первый, довольно скромный шаг в этом направлении. Но он важен.

Хипстеры в разноцветных носках из Сколково и АСИ, уже успевшие наваять вместе с бизнес-лоббистами под руководством Минэкономики 54(!) новых закона по одной только «цифре» — наверняка люди талантливые и много понимающие в развитии технологий. Но есть еще люди, которым по этим новым законам придется жить. В Твери, Саратове, Ростове, Владивостоке, Грозном, Когалыме, Урюпинске, далее везде. И прежде чем в режиме «скорей-скорей» обрушивать на их головы поток новых норм, инструкций и запретов, неплохо бы поначалу хотя бы с ними поговорить об этом.

https://www.kommersant.ru/doc/3570100

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.