Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Такое соображение.

Такое соображение.

Основная линия атаки глобального агитпропа на российскую позицию защиты национальных суверенитетов такая. Суверенитет — это ширма, позволяющая разного рода диктаторам делать что угодно со своими людьми — пытать-вешать-травить и т.д. При этом в недемократических режимах проблема усугубляется тем, что нет никакого законного способа сменить власть: выборы фиктивны, вожди бессменны и т.д. Соответственно, у людей не оказывается никакой защиты от произвола — ни внутри страны (диктатура), ни извне (суверенитет). А миротворческие бомбардировщики такую защиту все-таки дают. При этом демократическая процедура как таковая не фетиш — реально работает именно полуколониальный механизм «окрика из обкома», и только он. А те, на кого он не действует — потенциальная «группа риска» по-любому.

В этом всем даже есть некоторое здравое зерно. Проблема в одном: в эпоху fake news «преступления режимов» очень легко фальсифицировать и очень трудно игнорировать. Это делает уже сами страны-лидеры марионетками тех НПО и медиа, которые профессионально производят экранную «слезинку ребёнка». Для правителей типа Трампа, Мэй или Макрона игнорировать вой собственных СМИ по поводу очередных «сообщений о химатаке», подкреплённых эмоционально убедительными видео и прочими «неопровержимыми аргументами» — значит потерять в рейтинге и осложнить собственную позицию в борьбе с оппонентами внутри страны. И вот в этой ситуации реальными вершителями судеб мира как раз и становятся всевозможные «белые каски» и прочие профессиональные провокаторы, непонятно кем и как ангажируемые, глубоко непрозрачные ни с одной стороны.

И неправильно думать, что это проблема одних только США или лидеров ЕС. В какой-то мере с подобным столкнулся и Путин, когда после событий в Крыму условные «стрелковцы» решили повторить тот же сценарий на Донбассе. Надели на головы чёрные чулки с дырками, камуфляж — и вот они, «вежливые люди», изо всех сил пытающиеся убедить человечество, что они — прямые посланцы и агенты государства Российского. В общем-то, те же «белые каски», только наоборот; и дальше — попытка внутриполитического давления на Кремль по поводу брошенных на произвол «хунты» собратьев по ту сторону границы, вся эта тема «хитрого плана» и т.д. Но ведь когда лезли в Славянск — никто из лезущих не интересовался, а готово ли государство к такому сценарию, есть ли у него план, ресурсы, люди и т.д.; есть ли условный сейф с папочками инструкций, на котором написано «аннексия». Считали, что не может не быть; но его, конечно же, не было, а государство к донбасской ситуации тоже, разумеется, готово не было от слова никак.

Сейчас такая же штука у Трампа. Есть борцы за все хорошее, ведущие непримиримую борьбу с кровавым азиатским тираном, который еще недавно был тихим лондонским офтальмологом. Их работа — создавать ситуации, при которых вожди Запада «не могут не ударить», иначе потеряют лицо, если не власть у себя на родине. При этом никаких внятных планов удара у вождей, естественно, нет — вот им и приходится, импровизируя на ходу, показательно бомбить пустые сараи ради демонстрации собственной всесокрушающей мощи и принципиальной политической позиции, на смех всему миру. Хитрый план Трампа, as is.

Эта проблема корректно решается только одним способом — созданием адекватного и вызывающего максимальное доверие механизма международных расследований. И для событий на Майдане, и для химатак в Сирии, и для любой аналогичной ситуации — хоть для рохинджей в Бирме; с единственной задачей — достоверно установить, что же в действительности произошло. Пока его нет — мир будет пространством конфликтов, направляемых пропагандистскими версиями и целенаправленными провокациями.

Выход из того тупика, в котором оказалась международная политика, где-то в этой плоскости. Должны появиться те — люди, силы, институты — для которых важнее истина, а не победа.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.