Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Дмитрий Орлов (Dmitry Orlov)

Дмитрий Орлов (Dmitry Orlov)

#Друзья — продолжение

Мы знакомы довольно давно – с середины нулевых точно. Я еще помню, как политологи старшего поколения – Бунин, Ципко, Мигранян – снисходительно похлопывали Диму по плечу, бормоча что-то вроде «наша молодежь подрастает». Сейчас Дмитрий Иванович уже давно и сам относится к категории «зубров» и «старожилов». Что мне всегда импонировало в его стиле – спокойствие, сдержанность, солидность. Никогда не было ни одного случая, чтобы Орлов в публичном пространстве перешел на повышенные тона или выдал что-то, похожее на истерику. Он всегда говорит как человек, который уверен в себе и своих словах. Для цеха это очень редкое качество.

Еще у Орлова меня всегда впечатлял талант прогнозиста. Не реагируя на медийный шум, на ведущиеся теми или иными силами пропагандистские и контрпропагандистские кампании, он прислушивается к мейнстриму и дает очень взвешенный, сбалансированный анализ, который чаще всего оказывается верным. Дмитрий – человек самолюбивый и амбициозный, но в то же время очень хорошо считывающий реальное распределение ролей и пределы безопасного маневра. То, что он говорит публично, всегда хорошо просчитанный и продуманный набор формул, которые иногда могут казаться откровенно пропагандистскими, но за ними всегда стоит очень трезвый и непредвзятый анализ. В том числе – и анализ того, что имеет смысл сказать, а о чем лучше умолчать.

Имея массу возможностей сменить амплуа «говорящей головы» на кресло чиновника или партийного функционера, Дмитрий (в отличие от многих из нас) ни одной из них не воспользовался. Членство в Высшем совете ЕР – это скорее статусный довесок к остальным его регалиям, указывающий на «вхожесть» и информированность. Но, тем не менее, он в первую очередь «чистый» политолог. И, при всем акценте на публичность, умеющий всегда создать впечатление, что он знает больше, чем говорит – тоже довольно редкое умение.

Конечно, Орлов – это не про «искренность», особенно так называемую «новую». Он – консерватор и царедворец, умеющий «держать лицо» и дозировать информацию. Но в этом консерватизме есть свои безусловные преимущества – в первую очередь стиль. Именно поэтому он так эффективен в качестве теневого лоббиста – хотя, в отличие от политологических регалий, эта сторона его деятельности почти не афишируется, что и правильно.

Предложение было — от Yulia Y. Mileshkina

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма