Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Стало общим местом, что общество у нас атомарно, раздроблено, разобщено.

Стало общим местом, что общество у нас атомарно, раздроблено, разобщено.

А я вот подумал: а много вещей мы друг у друга покупаем? Не дарим, не жертвуем, а именно покупаем. Почти нисколько: еда, одежда, обувь, вещи, почти все предметы потребления — все это сделано руками кого-то незнакомого нам за сотни и тысячи километров от нас. А вот еще каких-нибудь полтора века назад было иначе. Мы ели хлеб, испечённый соседом-булочником, носили обувь, сделанную соседом-сапожником, шили одежду у соседа-портного и пользовались инструментами, сделанными соседом-кузнецом. И каждый из них был уважаемым соседом, с которым можно выпить чаю, встретиться на воскресной службе в церкви, сын которого мог посвататься к твоей дочери и т.д.

Даже когда я в детстве жил в деревне, остатки этого уклада там еще работали. Мы брали квас у тетки Утицкой, мед у деда Вани, лечить нас приходила соседка Паличиха, а мой родной дядька Петрович был на три деревни единственный электрик, чинивший всем проводку. Квас и мед были за деньги (хотя если не было — в долг), лечение — за еду (яйца, сало, помидоры на засолку), а труды дядьки Петровича — понятное дело, за магарычи.

Начинаю понимать старика Ганди с его «сарводайей». Не такая уж и глупая это вещь. Все эти «краудсорсинги» — нищебродство в режиме «подайте кто сколько сможет». А вот «купите у меня что-то, что я сделал сам» — очень правильный формат.

Я единственное что делаю в этой части — всегда стараюсь покупать именно за деньги книги друзей, кто их пишет. Не подарочные экземпляры выклянчивать, а именно пойти, купить в магазине книгу и уж потом приходить за автографом. Харитонова, Дивова, Елизарова, Злотникова и многих других. Ну и, конечно, всегда покупаю чай и чайное мороженое у Виктор Енин, это почти святое. Но вообще возможности что-то купить у друга, а не у безликого «сетевого формата», в наше время редки.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма