Главная / Госуправление / О поддержке малого бизнеса

О поддержке малого бизнеса

Читаю и слезы на глазах, аж кушать не могу. 120 миллиардов потрачено. 25 тысяч рабочих мест создано. 5 миллионов рублей бюджетных денег на одно рабочее место. Дороже, чем в производстве, даже хайтековском. И то еще надо смотреть, что там за рабочие места получились.

Вспоминаю, какие показатели были заложены в программе «Ты-Предприниматель», за которую я как глава РЦСМП отвечал в течение аж 5 месяцев. Там стоимость одного создаваемого даже не р/м, а юрлица составляла 120 тысяч рублей, и Минэк считал, что это как-то много и торговался по поводу дальнейшего снижения. А я, естественно, говорил, что это примерно то же самое, как просто взять деньги и списать. Лучше не давать ничего, чем давать по принципу «сколько есть».

И потом, когда я принялся доказывать, что можно то же самое делать по уму, и создал с командой — уже в сугубо частном качестве — апробированную в Томске программу «Корпоративное предпринимательство», результат которой сейчас, спустя три года — это несколько компаний федерального масштаба, от СибЗнахаря до naavtobus.ru и zooprofi. Стоимость одного р/м там получилась как и заказывали в Минэке, но если брать по совокупному объёму выплаченных этими компаниями налогов — затраты бюджета уже перекрыты в десятки раз. Думаю, не в последнюю очередь потому, что люди хоть частично (с субсидированием), но все же платили за участие в программе.

Кому доказал? Наверное, только себе; остальным как-то не очень было интересно. Самая внятная реакция, которую я получил от людей, отвечающих за развитие малого бизнеса — «ну ты создал бутиковую историю, может, и эффектную, но немасштабируемую». Это, увы, оказалось правдой — когда я пытался предлагать сделать то же разным региональным начальникам, их больше интересовали возможности выбить на неё побольше федеральных денег (таковых у меня не было), чем KPI по показателям самой программы.

Для меня это было уроком: никаким «развитием малого бизнеса» наша система заниматься в принципе не может и не будет. Деньги профильной госпрограммы она рассматривает как разновидность социал-распределительного механизма вроде пенсий и пособий по инвалидности; ну вот есть такие отдельные инвалиды — нет бы на работу устраиваться, а они пытаются бизнесы открывать.

Отложил в 2016-м свои наработки в стол до лучших времён и поехал опять выборами и прочим политконсалтингом заниматься. Тут, по крайней мере, не надо никому объяснять, что, кому и зачем нужно. Из всех наработок того этапа выжил только «Лобачевский» — http://lobachevsky.tech, проект узкий и нишевый, но зато уже совсем, целиком и полностью, не связанный с госбюджетом ни в каком его виде.

В России, как говорит Павловский, надо жить долго.

https://www.rbc.ru/economics/07/08/2018/5b687b5e9a79477837be4cc6

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.