Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Имел за последние пару недель несколько интересных диалогов со старыми знакомцами, каждого из которых не видел много лет.

Имел за последние пару недель несколько интересных диалогов со старыми знакомцами, каждого из которых не видел много лет.

Один (либерал и антипутинист, многолетний критик режима) удивил меня мыслью, что именно сдача Каддафи весной 2011-го запустила цепочку событий, катастрофическую в первую очередь для этих самых либералов — «рокировку», возвращение Путина, Болотную, Крымнаш, скрепы и санкции. Каддафи у него конечно же людоед и нехороший человек, но тем не менее сдавать его было ошибкой именно потому, что «режим» увидел предначертанный себе сценарий и начал осознанно ему сопротивляться — так, как только и мог. И это — глазами либерала — конечно же, ужас-ужас-ужас.

Другой (практикующий социолог и политтехнолог, очень давно работающий на региональных выборах) нарисовал тревожную картину того, как постепенно тает сейчас «путинское большинство». Пенсионная реформа, по его словам, ударила пока что вовсе не по «массам», для которых это сегодня еще не более чем отвлеченный (хотя и неприятный) телесюжет, а по партхозактиву — региональным и муниципальным депутатам, чиновникам, тёткам из различных социальных служб и единороссовской «первички». Эти в первую очередь почувствовали себя преданными: их сделали крайними, объявив непопулярное решение и не объяснив им, что они должны в этой ситуации говорить людям, чтобы те в них по крайней мере не начали кидаться гнилыми помидорами. Поэтому они делают самое логичное в их ситуации: шепчутся по углам своих кабинетов, что они вот тоже всей душой против, но сделать ничего не могут, ибо решение принято на самом верху, а кто вякнет — того немедленно накажут. Под вопросом не лояльность масс — под вопросом лояльность низового слоя коммуникаторов с массами от власти.

Как социолог, он показывает: рейтинг ползет «уступами» — снижение-плато-снижение-плато, то есть от большинства слайсами откалываются небольшие куски, а остальные замирают в ожидании — ну должны же «там» что-то сказать! Это, по его мнению, и есть главный индикатор того, что процесс идет не столько в массах, сколько в «активе». Сейчас вся эта среда околоначальственного актива живет надеждами по поводу вот-вот грядущего выступления Первого, слухи о котором ползут со ссылками на источники, близкие к источникам.

Думал приписать к этому абзац какой-нибудь морали от себя лично, но решил обойтись. Просто рассказываю, что услышал.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма