Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Пишет телеграм-канал Мюсли вслух, но это, видимо, такая новая форма официоза от источника, близкого к источнику:

Пишет телеграм-канал Мюсли вслух, но это, видимо, такая новая форма официоза от источника, близкого к источнику:

​​У нас тоже есть вопросы. К Алексею Чадаеву и его друзьям Константину Калачеву, Дмитрию Бадовскому, Александру Пожалову и др., собирательно именуемым «володинскими».

Первый вопрос. Господа, если вы в самом деле умные люди, то почему же вы не понимаете: публично критикуя действия нынешнего состава внутриполитического блока АП и нынешнего состава ЦИК ЕР, вы создаёте своему шефу проблемы на ровном месте?

Вспомните, как во время президентской избирательной кампании вы подвергали своей острой, принципиальной критике её ведение АП. Создали информационный конфликт с Кириенко. Понадобилась личная встреча Вячеслава Викторовича с Сергеем Владиленовичем, чтобы снять раздражение и констатировать: никаких проблем в отношениях нет.

Затем вы переключились на критику избирательной кампании ЕР. Создали информационный конфликт с Турчаком. А сейчас, как мы видим, создаёте информационный конфликт с Турчаком и Кириенко одновременно.

Отсюда у нас второй вопрос: господа, если вы умные люди, то почему же вы не учитесь на своих ошибках? Неужели вам мало того урока, который вы уже получили весной? Неужели вам нужен ещё один осенью?

И, наконец, третий вопрос: господа, если вы умные люди, то неужели вам неясно, что самоутверждаться за счёт критики коллег — занятие для неудачников, страдающих от своей невостребованности и оттого выискивающих соринки в чужих глазах? Неужели вы не понимаете, что со стороны вы именно так выглядите?

————

И дальше там — скриншот моего поста — даже не поста, а комментария к посту Mikhail Vinogradov, который тоже задавал вопросы, но его почему-то не упомянули — ну нет, наверное, у Миши репутации «володинского».

В связи с этим посланием — несколько тезисов.

1. Как часто говорил Г.П.Щедровицкий, качественная критика работает не на ослабление, а на укрепление критикуемого объекта. Это трудно понять доморощенным «пиарщикам», живущим в концепции медиа как перманентной информационной войны всех со всеми, каковых в наше время сейчас большинство; но вообще-то в данном случае никто ни с кем не воюет и не собирается.

2. Должна ли быть критика именно публичной? Я считаю, ничего плохого в этом нет; хотя иногда публичность действительно создаёт лишний информационный шум и напряженность. Но, с другой стороны, и расширяет круг участников дискуссии. В любом случае: а что, есть какая-то альтернатива? Есть какой-то нормальный формат взаимодействия, позволяющий обмениваться мнениями о происходящем в непубличном режиме (раз это так важно)? Единственное, что мы уже два года слышим от «коллег» — то, что А.Михник в своё время формулировал как основной лозунг польского 1968-го: «teraz, kurwa, my». Надо ли удивляться, что разговор переходит в публичную плоскость?

3. Фразу «а я тогда маме расскажу» последний раз слышал в средней группе детского сада 35 лет назад — давно забытое ощущение. И вот опять: а мы наябедничаем Володину (или на Володина ещё кому-то). Ребята, вы вообще-то стоите у руля внутренней политики в России, если не забыли; пора бы и повзрослеть уже.

4. Про «уроки», которые кто-то там получил. Ну да, радует, что вы по крайней мере теперь пишете публичные письма (хоть и анонимные), а не доносы товарищам начальникам. Видимо, усвоили урок, что доносы не работают.

5. Про третий вопрос. Ребята, поймите уже: это только для прыщавых ПТУ-шниц главное, о чем они думают при любом своем действии — то, как они при этом выглядят со стороны. Мне лично глубоко наплевать, как я выгляжу с какой-либо стороны, и тем более нет необходимости «самоутверждаться». Меня интересует только предмет моей экспертизы, в данном случае — принимаемые решения и их долгосрочные последствия. И в их контексте — качество управленческого и политического мышления того коллективного организма, который называется «действующая власть». И его соответствие тем вызовам, которые возникают в нынешней непростой ситуации.

И когда структура, которая отвечает за этот участок фронта, коммуницирует с окружающим миром через посредничество стайки безымянных девочек, ведущих анонимные телеграм-помойки, закономерно возникают вопросы: так ли уж в этом самом качестве они отличаются от помянутых девочек.

Это к вопросу о том, кто как выглядит со стороны.

Искренне ваш.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма