Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Ну и к всплывшей ныне внезапно теме двухпартийности.

Ну и к всплывшей ныне внезапно теме двухпартийности.

В 2005-м или около — Слава Данилов должен помнить — мы бомбардировали Суркова серией записок с прожектами «второй партии». Фиксировали тенденцию «бронзовения» ЕР, роста негатива по отношению к ней в разных средах, маргинализации партий системной оппозиции и т.д. Сурков, надо сказать, всю эту тему искренне ненавидел, и устраивал нам выволочки — нахрена вы мне это принесли, мы и одной-то партии нормально сделать не можем, куда нам еще вторую. Хотя и любил, конечно, порассуждать о преимуществах двухпартийной системы в развитых демократиях — но нам, мол, до этого еще ползти и ползти. В какой-то момент идея «второй ноги» таки получила жизнь — так появилась СР; но нога оказалась кривой, коротковатой и шла явно куда-то не туда. Хотя свою нишу заняла — как «мегаспойлер» для КПРФ и отстойник для тех, кого не взяли в ЕР, но не хотят совсем уж выкидывать.

Сейчас я лучше понимаю, что именно в этой теме так бесило Суркова. Он — глазами коллективного Колядина — видел то, чего не могли видеть из окон ФЭПа мы — то, что происходило в т.н. «региональных элитах», которые все без исключения партийные бренды понимали как разновидность федеральных франшиз для крышевания каких-то своих местных муток. Соотв, идея загнать весь этот элитариат скопом в ЕР понималась как способ получения гарантированной госмонополии на этом специфическом «рынке». Дирекция единого заказчика, вот это всё.

Как истый бизнесмен, Сурков терпеть не мог конкуренции и конкурентности (это большой миф, что люди из бизнеса вообще её любят). Монополия, управляемость, рента; а хотите разных идеологических позиций — вот вам «партийные платформы» внутри той же ЕР, идите и дискутируйте, если заняться нечем. Но логика карго-культа регулярно вновь и вновь возвращала Кремль к теме двухпартийности.

Как относился к теме двухпартийности Володин в период своей работы в Кремле? — тоже не очень-то её любил, но по другим основаниям. Он, как мы помним, вообще больше делал акцент на малые партии, при нём число зарегистрированных партий выросло в десять раз — с семи до семидесяти. В этом смысле странно сейчас читать пропагандистов, приписывающих ему авторство и лоббирование идеи двухпартийности. Любой, кто представляет себе проекцию федеральной политической системы на уровень среднего российского региона — той же Саратовской области — будет относиться к этой идее с бооольшим сомнением. Потому что если что и помогало власти удерживать приемлемые результаты все эти годы, так это однотуровые голосования с распылением протестных голосов между «партиями второго выбора» — см.опять же, что произошло сейчас в регионах на вторых турах, когда «второй выбор» получил возможность консолидации.

Тем более нет оснований любить её сейчас, глядя из Госдумы. Консолидированная оппозиция в парламенте, устраивающая обструкцию правящей партии по любому сколь-либо значимому поводу — не то что пенсионная реформа, а даже рутинное принятие бюджета: та ещё перспектива.

В общем, по данной теме налицо просто очередная пропагандистская залипуха от увлекшихся медиавойнами телеграм-девочек. Относиться к ней надо примерно так же, как и к вбрасывавшимся в дни голосований теми же девочками цифрам экзит-пулов, где кандидат от партии власти всегда одерживал уверенную и несомненную победу.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.