Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / #ВолодинскогоПолитолога пост.

#ВолодинскогоПолитолога пост.

Утечка про намерение «наказать» ЛДПР и КПРФ за то, что посмели не проиграть на губернаторских выборах (хотя ЛДПР, такое ощущение, сделала для этого всё, что в её силах — вплоть до отзыва своих наблюдателей с УИКов во Владимире в ночь голосования), вкупе с другим сливом про то, что в АП сейчас просчитывают риски отмены губернаторских выборов — скорее всего фейки.

Но фейки показательные.

В последнее время, от месяца к месяцу все чаще, мне приходится отвечать на вопросы разных умных и знающих, но не особо-то вовлеченных во внутриполитическую кухню людей — что там у вас вообще происходит? Что это за вечные разборки «кириенковских» с «володинскими»?

Несколько тезисов.

1. Так называемые «володинские» — это, как выражался Б.Андерсон, «воображаемое сообщество». Сам В.В.Володин чаще всего узнаёт об их публичной активности из мониторингов СМИ, причем позже, чем многие другие. Нет ни темников, ни бюджетов, ни централизованного управления публичной активностью или какой-то координации. Есть круг людей, придерживающихся определенных взглядов и подходов к внутриполитическим процессам; причем значительная их часть сегодня вообще сидит на подрядах АП. А потому высказывается осторожнее или анонимнее, чем другие.

2. Никакого аппаратного конфликта между руководством АП и Госдумы действительно нет; это не пропагандистский тезис. Работает целый ряд каналов регулярного взаимодействия, возникающие вопросы решаются в нормальном рутинном режиме между двумя аппаратами; есть формат регулярных совещаний, на которых присутствуют и представители АП, и представители ГД. Собственно, этот механизм и позволяет регулярно снимать вопросы, возникающие по поводу тех или иных появляющихся в публичном пространстве текстов.

3. При этом есть некоторая разница во взглядах, чтоб не сказать — идеологии. Причём я не могу говорить о взглядах руководства ГД, я не настолько о них осведомлён и уж точно меня никто на это не уполномочивал. Я говорю только о взглядах некоторого экспертного круга, в той или иной степени ориентированного на руководство ГД, в который вхожу и сам. Опять же: даже и тут не хочу говорить за других, скажу только за себя.

4. Основной пункт: политическое управление — не то же самое, что управление корпоративное; и к нему нельзя подходить с заимствованными из корпоративного мира методами и лекалами. Это попросту опасно. Политики, депутаты, избранные главы, лидеры партий, эксперты — не сотрудники на зарплате. Им нельзя «ставить задачи», «нарезать KPI», призывать к отчёту и карать за неисполнительность. Попытки вести себя с ними таким образом довольно быстро приводят к потере любой управляемости ситуацией. Даже удивительно, что система в целом за два года всё ещё сохранила её в общем и целом.

5. Какое-то время было ощущение, что это непонимание связано с адаптацией вновь пришедшей команды к непривычной для неё специфике управляемой сферы. Однако события вокруг недавнего ЕДГ и в особенности «вторых туров» показывают, что осознания не происходит: работает логика «наказания невиновных и награждения непричастных».

6. В частности, подконтрольная АП сетка полуанонимных райтеров в FB и Telegram впала в берсеркерское неистовство, всё более приближаясь по языку изложения к письмам «дорогому Мартину Алексеевичу». Что особенно «доставляет», в роли «Мартина Алексеевича» оказались не кто иные, как т.н. «володинские политологи». Ну и зачем-то ещё и сам спикер, предстающий в их описаниях эдаким сверхчеловеком — одновременно проводить через Думу пенсионную реформу, успешно интриговать на региональных выборах и организовывать медиакампании по дискредитации эффективных менеджеров может разве что сторукий Шива.

6. Лично В.В.Володин всегда — и в моих с ним разговорах в том числе — занимал позицию «не отвечать на критику», особенно чем далее, тем более низкопробную. Я с этим не согласен. Если уж вспоминать 1999-й год, то решение руководства ОВР игнорировать брутальное хамство со стороны Доренко было благородным, но политически нерезультативным: никто этого благородства не заметил. Гопник понимает только силу; мелкий шнырь-провокатор и подавно. То, что с нами сейчас — в ответ на наши вопросы по существу — разговаривают языком мелких наёмных шнырей, не должно быть отнесено к явлениям природы; это позиция, и позиция сознательная.

7. Как шныри умеют работать, когда условия хоть сколько-то отличаются от тепличных — они уже показали на недавних региональных кампаниях. Совершенно непонятно, зачем пытаться создавать им тепличные условия, если добиться этого всё равно невозможно. Мы, положим, промолчим — но тогда не только в отдельно взятых Владивостоке и Владимире, но и в федеральном центре у них начнут выигрывать манекены.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма