К предыдущему.

Насколько я понял из прочитанного, основная тема в анализе недавних неудач на выборах — не народный бунт (народ — он, с одной стороны, по их логике всегда бунтовщик, а с другой стороны по инерции государя любит), а фронда местных элит, борющихся со ставленниками госкорпораций и крупных компаний за свои локальные бизнес-интересы.

Ну ок, пусть даже так: но где тогда развёрнутый набор предложений по работе с местными элитами?

Например, «Единая Россия» — многолетний, проверенный инструмент упорядочивания внутриэлитных раскладов. Да, сейчас он находится в фазе от месяца к месяцу все более глубокого ребрендинга, но нельзя же вот так сразу брать и списывать нужную вещь? Те же праймериз — очень ведь неплохо работали на каком-то этапе. Почему партия перестаёт быть инструментом выстраивания диалога новоназначенных ИО и этих самых корпораций с местными элитными группами (самодвиг Кожемяко)? В этом, как минимум, стоило бы разобраться аналитикам.

Написал и понял — сейчас опять посыплются обвинения в «интригах» и «ножах в спину». Не сомневаюсь. Просто до некоторых медленно доходит, что ситуация перестаёт быть аппаратной и становится политической. Это никакая не катастрофа, это тоже нормально — я ещё застал годы с антирейтингом власти, превышающим рейтинг раз в пять; и ничего, вырулили же как-то. Но тогда у рулевых работали инстинкты самосохранения. Сейчас, такое ощущение, у все ещё занятых борьбой друг с другом групп они отказывают.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.