К предыдущему.

Недавно прочитал у кого-то не помню у кого (у Крылова, кажется, в комментах), что вот мол, чота Чадаев много о вечном пишет, видно заняться нечем. Всхлипнул, ибо каждый час, выделенный на то, чтобы учить языки или читать книги или писать тексты — роскошь, всё более дорогостоящая, и выгрызать эти часы приходится с боем у собственного организма (а не у «работы» — там-то хрен что выгрызешь), но, как известно, σχολή (откуда латинское schola) у греков ровно и означало «свободное время».

Но я про другое. Поразительно, но до сих пор работает этот крестьянский тезис, с которым я впервые столкнулся еще в 4-м классе средней школы, когда, уехав на неделю на спортбазу (занимался тогда в лыжной секции), услышал в классе по возвращении возмущенное фырканье двух одноклассниц, цитирую: «он на лыжах катается, а мы тут как дураки учимся сидим». Смешно, но именно эта фраза тогда «завела» меня настолько, что я в тот же день пошел к директору и попросил сдать год экстерном — так впервые прыгнул через класс.

Про всяких бездельников, которые книжки читают, пока мы тут все дружно канаву копаем. И, главное, блин, правда ведь копают, мат и хлюпы от дерьмища на лопатах за версту слышно.

Што могу сказать. Бог в помощь, добрые люди.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма