Кант и Балтфлот

Скажу, наверное, банальность, но известное высказывание адмирала о Канте — едва ли не наилучшая иллюстрация к кантовской «Критике способности суждения», последней книге из великой трилогии. Причём что особенно забавно в контексте главного из тамошних различений, суждение адмирала было эстетическим по форме, но очевидно телеологическим по сути. 

На месте старика Иммануила я бы радовался вообще тому, как целое государство, подданным которого он когда-то был, спустя столько лет после его смерти совершает обряд коллективного столоверчения, вызывая его дух из кнайпхофского кенотафа. 

Вот только седьмое доказательство… Чуткий Булгаков не зря включил философа в собеседники Воланду и Берлиозу: он-то прекрасно понимал, что раз уж вспомнили о Канте — значит, где-то поблизости луноликие гастарбайтеры уже драят зал для Бала Сатаны.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма