Главная / Госуправление / Их глазами-2

Их глазами-2

Уважаемая Маргарита Алексеева заметила у меня в комментах к предыдущему тексту про внутриполитический блок, что получилось не столько «за ту сторону», сколько «как надо бы». Претензия принимается. 

Мне действительно трудно принять за основу образ мысли людей, для которых политики в стране не существует, поскольку действующий политик ровно один, и это первое лицо, а все остальные – наемные сотрудники в корпорации, где они сами это типа такой топ-менеджмент. Причем работа у этих сотрудников странноватая и непонятно зачем нужная – статистов в перманентном неинтересном телешоу «молодая российская демократия», без сценария и непонятно для какой аудитории (раньше хотя бы внешняя этим кормилась, а теперь-то мы у «них» по-любому клеймёные враги, так что…). Заметьте, сейчас я не фантазирую, а цитирую – свои разговоры с людьми весьма вхожими и сопричастными.

Но ок, я сделаю еще одну попытку. 

Ключевых сложностей в их сегодняшнем положении несколько. 

Во-первых и в главных, государь никогда ранее сам лично внутриполитическими вопросами не занимался – всегда аутсорсил это дело «привлеченным специалистам», от Волошина до Володина и спрашивал в основном только за результат. Сейчас чуть иначе: ситуация вынуждает его разворачиваться от любимой «международки», где он действительно мегаэксперт, к внутренним проблемам, в которых он возиться не очень любит – главным образом потому, что его глазами это просто орда орущих голодных ртов с криком «дай», как на четверговой пресс-конференции, она же прямая линия. Ну, соответственно, всех много, а всего мало, потому на всех всего не хватает. Причем в роли голодных ртов регулярно выступают даже олигархи, у которых набор своих внушительных резонов, почему дать надо именно им, а не сельским бабушкам. Соответственно, когда эти голодные рты начинают еще и иметь мнение по вопросам о том, что и как у нас делается, правильно или неправильно – ничего, кроме раздражения, это не вызывает. И раздражение это регулярно выплескивается на головы тех, кто под руку подвернулся. 

Во-вторых, во внутренней политике, как в футболе, каждый суслик агроном – понимают все, кроме тех одиннадцати идиотов на поле. Соответственно, количество непрошеных советчиков, в том числе весьма доверенных, буквально зашкаливает, и на головы исполнителей регулярно сыплется фонтан из разного рода креативных идей и прожектов, далеко не все из которых можно просто и без последствий спустить в унитаз. А значит, всё, что может туда быть спущено – таки должно. 

В-третьих – и это уже собственно политическая проблема – в стране огромное количество претендентов на долю «путинской ренты». Я имею в виду всех тех, кто считает, что тоже внес свой вклад в успехи и могущество действующего «субъекта власти», и вправе рассчитывать на адекватное вознаграждение этих былых заслуг – действительных или мнимых. Сам же государь при этом, похоже, всё больше укрепляется во мнении, что он в целом никому ничего не должен, а наоборот – это ему все должны. Соответственно, ветеранов путинизма надо бы как-то утилизировать, ибо новым задачам страны они никак не соответствуют (сейчас надо про «прорыв», а они все эти годы умели только про «стабильность»), а начнёшь – ору не оберёшься. 

В-четвёртых, все эти рантье та ещё публика – вор на воре. Но, опять же, сами они ни разу не считают себя какими-то парвеню: наоборот, исходят из твердокаменной уверенности, что им положено. И регулярно удивляются, что там, где положено, почему-то теперь ничего не лежит. Всё это создаёт кучу обременений. Вот, например, «Единая Россия» — какие кунштюки ни придумывай, но когда у её лидера – он же премьер – рейтинг в 26 при антирейтинге 40, ну никак она не может быть снова «партией большинства». И рук особо не умоешь – с кого спросят-то, если очередной пень, порешавший вопросы о поддержке своей кандидатуры со всеми, кроме собственного населения, пролетит как фанера на выборах? 

В-пятых, есть ещё и погонные, которые и при Волошине, и при Суркове, и при Володине, и уж тем более при Кириенко чихать хотели на то, что там о себе думают эти пиджаки за зубцами. В их идеальной картине мира внутренней политикой должно заниматься Пятое Управление с соседней площади, как оно и было в утраченном советском раю. И метода работы должна быть такой: выявить всех неблагонадежных, кого-то завербовать, кого-то на нары, кого-то из страны, чтоб остались на поляне только те, кому опять же положено. А все эти игры в демократию опять же непонятно кому нужны, кроме каких-то жуликов, которые на выборах деньги зарабатывают, и по которым по самим Лубянка плачет. А у погонных своё начальство, с которым договариваться – никакой печени не хватит. 

В общем, куда ни кинь – всюду клин. Главная проблема – кадры: даёшь поручение, а люди глазами хлопают и не понимают, чего от них хотят. Кадры надо частью менять, частью учить, но и то, и другое сталкивается с таким сопротивлением, что приходится всё время нефритовый стержень доставать; а это такая штука, которая от частого употребления может и сломаться. 

Особое раздражение в этом раскладе начинают вызывать именно политические механизмы кадровых лифтов – все эти партии, выборы, дебаты, парламенты и прочий цирк. Раздражают они потому, что люди, способные управлять, и люди, способные побеждать в конкурентных кампаниях – это совсем разные люди. А машинка, которая раньше безотказно давала результат по модели «кого согласовали, тот и победил», и прежде-то была неказиста, а нынче совсем дымит-кряхтит-трясется, и просит на ремонт денег, которых нет. Большая удача – Турчак на партии: за десять лет в псковской ссылке этот парень отрастил готовность принимать вообще любые правила игры и делать что угодно, лишь бы опять не отправили в хляби страну с колен подымать. Это отчасти решило проблему управляемости, но создало новую: перестаёт быть понятным, чем, собственно, управлять. 

В основном фокусе внимания – всё равно запросы Первого. Что для него сейчас важно? Во-первых, чем он войдет в историю, что оставит как память о себе. Во-вторых, чем он сможет удивить мир, а точнее – дать, как Хабиб, с ноги за октагоном всем этим улюлюкающим хрюпесдням. В-третьих – и в-главных – каким окажется выросшее уже при нем поколение, когда оно начнёт брать в руки рычаги управления страной. Тут даже жёстче можно сказать: для людей советских, травмированных Перестройкой и девяностыми, не нашедших себя в новой реальности, он создал вполне годный нефтегазовый собес, и для данного поколения это было чуть ли не единственно возможным способом выжить-дожить. Но у новых поколений-то никакого слома не было, они с самого начала тут родились, и с ними надо по-другому: их надо чем-то занять, дать цели, ориентиры, образы успеха, представления о месте страны в мире. А тут ещё сам поди разберись, что это за место и цели. 

Причем к 2018-му году становится окончательно ясно, что все «рыночные» ценности ранних 90-х оказались, мягко говоря, под сомнением. Конкуренция? Мелкие грызутся между собой на локальном рынке, а потом приходят транснациональные компании и закатывают их в асфальт вместе с рынками; поэтому чушь это всё про мелкий бизнес – нужны свои глобальные компании, а где их взять. Невидимая рука? Сплошь и рядом накрывается видимой задницей глобальных опять-таки регуляторов, которым чихать на Адама Смита. Частная собственность? Ну видим же, как «у них» на раз на гоп-стоп ставят. Свобода торговли? Вообще часть колониального пакета для папуасов, поскольку сами-то себя обстроили забором из санкций, стандартов и нормативов. Сменяемость власти? Тоже очевидная колониальная разводка: если нет собственной долгосрочной национальной стратегии и удерживающей её элиты, каждая новая смена – просто перебор мурзилок, сидящих на внешнем управлении. Свободные, честные и конкурентные выборы? Вообще сплошная лажа и манипуляция в эпоху постправды, fake news и централизованной цензуры глобальных информационных площадок. Короче, врали нам всё антисоветчики – а мы, дураки, верили. 

Поэтому что. Мы настолько маленькие, что не можем позволить себе роскошь никакой политики, кроме одной только внешней. Вместо неё внутри должно быть управление, максимально продвинутое и технологичное – данные, схемы, стратегии, планы-графики, сроки, бюджеты, результаты. Задача внутриполитического механизма в этой логике – расписать всем функции, кто что делает и за какой участок фронта несёт ответственность. Лидеры России выигрывают, лузеры России проигрывают – и тех и других специально этому учат на семинарах в РАНХиГСе. Если кто-то из лузеров случайно вдруг выиграл – его переименовывают в лидера и снова учат уже по первому треку. Страна-корпорация; всё как учил Ленин, которого они не читали. 

Картина мира цельная и по-своему логичная. Другой вопрос, что категорически не моя.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма