Лестница Иакова

Одним из важных приоритетов на год для меня будет развитие Школы стратегического мышления — новая, оформленная только в прошлом году история. Толчком, разумеется, послужил Остров1021 и участие в программе Клубов Мышления; иначе б никогда не собрался собрать все в кучу, рассортировать и упаковать. Сейчас уже в общем не так важно, будет эта штука продолжаться в рамках Клубов или самостоятельно, но для старта это оказалось критичным. 

Главное, что позволило участие в программе Клубов — посмотреть на себя в некотором ряду, сравнить с другими, увидеть и описать сферы приложения, сильные и слабые стороны. Отрефлексировать какие-то вещи, ранее применявшиеся исключительно интуитивно, без специальных описаний и технологизации. В общем, это то самое «мышление-о-мышлении», с которым так носились отцы-основатели разных отечественных школ. 

В данном посте, пожалуй, сфокусируюсь именно на «отличиях-от-других». 

Во-первых, философские основания. Только в процессе сборки понял, как много всего в стратегии имеет прямые основания в немецкой классической философии — в этом смысле известная статья Эрна «от Канта к Круппу» заиграла совсем новыми красками. Да, действительно — много Канта, Фихте, Гегеля, Маркса. Настолько много, что все остальное из мирового философского наследия — от Шопенгауэра-Ницше-Хайдеггера до французов 2-й половины ХХв на этом фоне не более чем виньетки. Даже те же Лидл-Гарт, Фуллер и прочие вплоть до Люттвака — в сущности криптомарксисты. Но это очень важно понимать — откуда растут корни. 

Во-вторых, опыт. Я никогда не был кабинетным интеллектуалом и чистым теоретиком; разве что в короткий период зимы 2012/13, нескольких месяцев существования клуба New Cave, мог себе позволить роскошь «чистой» философии; все остальное время булыжник был оружием пролетариата, а не визуальным объектом ландшафтной урбанины. Выборы, политические кампании, отраслевые и региональные стратегии, корпорации, бизнес — каждый раз вновь создаваемый теоретический инструментарий проходил проверку и закалку реальностью. И при этом, конечно, его почти всегда приходилось протаскивать контрабандой — в качестве приложения к задаче. В этом смысле категория «работает/не работает» всегда преобладала над «истина/неистина». Цель — никогда не «познать Бога»; цель — всегда «победить в бою». 

В-третьих, политика, она же война. Большинство школ — и это так даже для очень сильных и уважаемых — предлагают ту или иную методику структурирования хаоса, на высочайшем, часто недоступном мне уровне детализации. Но очень мало и редко кто допускает предпосылку, что внутри этого хаоса есть некий Другой, причём, возможно, в экстремальной ипостаси Врага; то есть тот, кто будет одновременно с тобой активно строить из того же самого хаоса свои параллельные структуры и в то же самое время пытаться разрушить твои. И он — как минимум — равен тебе-субъекту и по ресурсам, и по интеллектуальной мощи. Стратег же полагает именно его наличие одной из ключевых предпосылок мышления. 

В ушедшем году для семинаров удалось сделать два уже на что-то похожих, хотя и еще достаточно сырых блока: «топология стратегического пространства» и «хронометрия стратегического времени». Главная задача на этот год — приложение инструментария к анализу кейсов. Ну, чтобы можно было относительно легко, получив, например, рабочую документацию нацпроекта «Цифровая экономика», дать ему комплексную оценку в терминах и категориях Школы стратегического мышления )) Собственно, я и сейчас могу, но хочется, чтобы это смог любой участник семинара после определенной подготовки. 

Ключевая метафора для этого — «лестница Иакова». Есть философия («небо»), есть деятельность — или ее бурная имитация — на «земле», а задача Школы — ходить между ними сверху вниз и снизу вверх, сопоставляя одно с другим и приводя мысли в порядок.

В фейсбуке

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма