Главная / Госуправление / Образовательный импорт-экспорт

Образовательный импорт-экспорт

Накануне Нового Года на площадке РВК под руководством Александра Повалко состоялось совещание по новому венчурному фонду образовательных проектов, который запускается в рамках программы ЦЭ. Там и Дмитрий Песков, и Павел Гудков акцентировали на том, что среди ключевых задач будущего фонда — цитирую презентацию:

— перенос лучших образовательных технологий из мира в Россию
— масштабирование образовательных технологий из России в страны Азии, Лат.Америки, Африки

В связи с этим — несколько соображений. 

1. Из мира — не обязательно значит «с Запада». Образовательная технология — не обязательно значит новомодное мобильное приложение какого-то из силиконовых стартапов. Если уж на то пошло, система физической подготовки, разработанная М.Оямой для школы карате киокушинкай — тоже полноценная образовательная технология, на стыке edtech и sporttech. Системы подготовки специалистов по традиционной медицине, будь то китайской или индийской, аюрведическому питанию или массажу — тоже образовательные технологии, и достаточно мощные. В новейшие времена у тех же китайцев великолепные наработки, скажем, по подготовке инженеров и дизайнеров микрочипов, или по бизнес-образованию, или по раннему развитию детей. Сегодня настало время учиться и у них тоже, и учиться системно. 

2. Важнейшее условие пресловутого «технологического рывка» — трезвое и профессиональное отношение к теме экспорта-импорта технологий. Не изобретать велосипедов, когда можно взять готовое решение на внешнем рынке; не заменять своё импортным только потому, что оно импортное; учиться только у лучших, а не у кого попало; синхронизировать работу собственных научно-технологических лабораторий и разведки в смысле intelligence как единого комплекса; определить и постоянно мониторить зону cutting edge, как приоритетную; превратить трансфер технологий и к нам, и от нас в организованный и управляемый комплекс. Не ахать и не охать по поводу нашей «отсталости», но и не киснуть на старых дрожжах — все, что можно купить, обменять или украсть, должно быть куплено, обменяно или украдено. 

3. Масштабирование образовательных технологий из России во внешний мир требует отточенного до автоматизма владения набором определенных организационных механик. Например, способность отделить собственно технологию от контента, паспортизировать и описать ее именно как технологию, организовать трансфер на чужую языковую и культурную платформу без потерь в качестве, быстро развернуть внедрение во внешней среде, организовать обратную связь для оперативной аналитики и коррекции. Все, о чем я говорю, это не умозрительная схема, а скорее рефлексия реального непростого опыта образовательных компаний, пытающихся сегодня осваивать внешние рынки — тех, к которым так или иначе имел отношение «Лобачевский». А значит, должны быть центры компетенций, где нарабатываются такие механики и методологии. Их отсутствие — бесконечные «грабли», всегда одни и те же. 

4. Говоря об обратной процедуре — переносе технологий из мира в Россию — выскажусь даже более конкретно: приведу кейс. Один из портфельных проектов «Лобачевского» набора 2016/17 г. — компания «Эмоциональный интеллект — дети»: https://eikids.ru/. Апробированная и давно известная на Западе методика, большой набор педагогической практики (тамошней), наличие в нашей стране узкого, но устойчивого «фан-клуба» темы среди педагогов и родителей. С нашей помощью им удалось довольно быстро найти институционального партнера и развернуть франшизную сеть на несколько десятков точек по стране, причём двух типов: в выделенном «кружковом» формате и на базе действующих детских учебных заведений. Проект успешный и там есть чем гордиться, но ни одних из лежащих на пути граблей он не избежал. Ключевое это клиентский маркетинг, в какой-то момент практически полностью отданный на откуп франчайзи, и как результат — выживаемость франшизных точек в зависимости от способности или неспособности оных его организовать. Вывод для фонда: должны появляться сервисные компании, чей рынок — не потребители, а образовательные проекты; их появление надо отдельно стимулировать; и это, если хотите, b2b-направление есть прямой аналог того, что в советские времена называлось «группа А», или «производство средств производства». 

5. По-хорошему, качественный скачок в экспорте-импорте технологий произойдёт тогда, когда мы окажемся способны перейти от точечного (съездили-увидели-привезли-распаковали) к пакетному их трансферу в обе стороны. Ну типа: приоритет — раннее развитие детей; значит, надо оперативно собрать из внешнего мира пакет из 100+ технологий РР и внедрить их у нас: какие-то отомрут, какие-то пойдут в рост, все покажут разные результаты, но все это вместе и будет шагом развития. Параллельно нужно собрать все доморощенное по этой же теме, провести акселерацию, упаковать, умощнить, вывести на внешний рынок лучших — это тоже даст результаты, в том числе и внутри страны. Разница — как между ремесленной мастерской и фабрикой.

Читать в фейсбуке

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.