Про рейтинги

Ситуация с рейтингами имеет ряд долгосрочных последствий, большинство из которых еще только предстоит осознать. Но сейчас есть набор вопросов, которые нужно понять оперативно, хотя они по природе не являются «срочными». У меня есть набор исследовательских гипотез по этому поводу, которые очень хочется проверить инструментами типа фокус-групп. 

Главную из них попробую выразить метафорой. Есть царь в голове и есть царь на троне. С царем в голове начало что-то происходить; с царем на троне это связано довольно опосредованно, благо с ним и не происходит пока вообще ничего. И это что-то связано с жестким разрывом коммуникации, который произошёл, по моей гипотезе, несколько раньше, чем все думают. Просто процесс — медленный, с огромной инерцией. То, что происходило во второй половине 2018, вообще очень мало на него влияло, практически никак (хотя губернаторские кампании, конечно, внесли свою лепту). Но и их влияние, и влияние пенсионной реформы сильно переоценено — они просто подбавили топлива в уже работающий движок. А сам движок, по моей оценке, имеет генезис в президентской кампании конца 2017-начала 2018. Нечто важное было не сказано, или сказано так, что произвело эффект отторжения, причём на глубинном уровне самоопределения тех, для кого «политика» — на десятом месте в линейке приоритетов, то есть пресловутого «большинства». 

Ну и на полях. В низких рейтингах как таковых нет никакой катастрофы. Катастрофа — пока лишь гипотетическая — в постепенной деградации и разрушении коммуникативных инструментов, позволяющих пересобирать модель отношений с лояльными группами. Жестко отторгается предлагаемый дизайн «корпоративного государства», в котором отдельные оптимисты видели замену вроде бы громоздкому, архаичному и неэффективному — но, тем не менее, работоспособному старому дизайну. 

Если совсем по-простому, то выглядит это примерно вот как. 

Купили как-то суровым сибирским лесорубам японскую бензопилу.
Собрались в кружок лесорубы, решили ее испытать.
Завели ее, подсунули ей деревце.
«Вжик» — сказала японская пила.
«Уу, б…!» — сказали лесорубы.
Подсунули ей деревце потолще. «Вж-ж-жик!» — сказала пила.
«Уу, б…!» — сказали лесорубы.
Подсунули ей толстенный кедр. «ВЖ-Ж-Ж-Ж-Ж-Ж-Ж-ЖИК!!!» — сказала пила.
«Уу, б…!» — сказали лесорубы.
Подсунули ей железный лом. «КРЯК!» — сказала пила.
«Аа, б…!!!» — укоризненно сказали суровые сибирские лесорубы.

…И ушли рубить лес каменными топорами…

———————

Но это, конечно, если топоры за время эксперимента никто не успел под шумок скоммуниздить. Что еще не факт. 

Собственно, это вторая из срочных вещей, которые предстоит понять.

Ситуация с рейтингами имеет ряд долгосрочных последствий, большинство из которых еще только предстоит осознать. Но…

Опубликовано Алексей Чадаев Пятница, 25 января 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма