Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Про конкурс РФФИ/ЭИСИ

Про конкурс РФФИ/ЭИСИ

Изучил кириенковский конкурс по раздаче грантов политологам. Неа, не чтоб подаваться: есть такое слово «западло». А чтоб глянуть на формулировки тем – они же по совместительству официальный политический глоссарий сезона весна’19.

Итак, список тем:

• Основные тренды мирового политического развития;

• Современная политическая система России: тенденции и направления развития;

• Государственная политика: новые вызовы, механизмы и тенденции формирования;

• Лидерство в политическом процессе России;

• Гражданственность как ценностное основание социальной активности в современном обществе;

• Политическая стратегия прорыва в технологическом и производственном развитии страны;

• Институты государства и гражданского общества как субъекты политологического образования;

• Новые коммуникативные технологии в современном обществе: возможности и границы применения;

• Образ будущего России: стратегические приоритеты и точки роста;

• Ценности и традиции в формировании политической идентичности;

• Трансформация политической культуры в условиях цифровизации публичного пространства;

• Исторические символы в политических процессах: потенциал и характер использования;

• Формирование и реализация государственной политики в отношении детей и молодежи;

• Этнополитические процессы в России и мире.

— — — 

Что бросается в глаза. 

1. «Лидерство». Слово на наших глазах стирается до полной неупотребимости, хуже чем «развитие» в былые годы. «Лидеры» сегодня в административной реальности – это какие-то смешные ботаники, которых собирают на одноименном конкурсе или, например, на АСИшных программах («100 лидеров городских сообществ») и т.п. Беда с этим словом в том, что в политическом смысле «лидеры» это те, кто еще кого-нибудь кроме себя представляют, а в менеджериальном… ну вот есть «лидеры продаж» — это те, кто быстрее всех бегают и громче всех орут «свободная касса». Нынешняя команда сами — менеджеры, поэтому и лидеры у них в основном второго типа. Короче, еще немного, и слово «лидер» в наших политкоординатах станет синонимом слова «чмошник». 

2. «Прорыв». Формула «Политическая стратегия прорыва в технологическом и производственном развитии страны» меня погрузила в довольно-таки длительную медитацию. По-нашему говоря, завис. Развитие – «производственное», и ещё «технологическое»; а стратегия при этом – «политическая». Думал-думал, искал перевод на нормальный русский с официального. Получилось примерно вот что: «Какими словами объяснять людям в телевизор, почему надо отнять деньги у бабушек и отдать их хипстерам-шмипстерам на их суперпупермегастартапы». Есть еще варианты перевода?

3. «Образ будущего»: жив, курилка. В новом сезоне обременен некими «стратегическими приоритетами» и «точками роста». В переводе на нормальный русский – опять-таки «почему в Москве можно менять плитку два раза в год» (патамушта будущее и точка роста). 

4. Над формулой «Государственная политика: новые вызовы, механизмы и тенденции формирования» я тоже довольно долго зависал. Вызовы, механизмы и тенденции формирования, все перечислены через запятую в одной строчке. О чём это? Как на русский? Тут, пожалуй, требуется помощь зала. 

5. Формулу «Институты государства и гражданского общества как субъекты политологического образования» я вообще не понял, даже зависать не стал. Субъекты политологического образования – это факультеты политологии. Какие еще институты «государства и гражданского общества» имеются в данном случае в виду – хз. 

6. Два блока про «цифру» — один про «новые коммуникативные технологии», другой про «цифровизацию политического пространства». Видно, что терминология еще не устоялась, и прыгает-болтается. Год назад, пожалуй, мог бы ещё и «блокчейн» какой-нибудь всплыть; но всё, сошла мода. 

7. Прицепом два блока для клиентелы: про «молодежь» и про «этнополитику». Ну, понятно – одно для ветеранов молодежек и КДМов, другое для разных нерусских людей (включая и «профессиональных русских»). Продадут по десятому разу налогоплательщикам свой лежалый вечнозеленый секондхэнд; какая-никакая, а прибавка к жалованью.

Короче, грантовая тема тут на самом деле есть только одна: «причины деградации официального языка и политической мысли во второй половине 10-х годов XXI века». И она – не для политологов, а для историков.

Критикуя-предлагай, поэтому вот навскидку примерно что я бы заказывал политологам на их месте — не в порядке значимости, просто что в голову пришло: 

1. Опыт реинтеграции Крыма и Севастополя в российское политическое пространство: уроки и выводы для внутриполитических менеджеров

2. Политические системы и процессы в ориентированных на Россию непризнанных образованиях постсоветского пространства (ДНР, ЛНР, Приднестровье, Абхазия, Ю.Осетия); цели и механизмы российского влияния

3. Судьба института губернаторских выборов в современной России: глава региона — в первую очередь политик или управленец?

4. Тема (анти)коррупции в пространстве внутренней политики: влияние и бенефициары

5. «Стратегии развития» (начиная со «стратегии-2020» и заканчивая региональными и ведомственными стратегиями), степень их реализации и их соотношение с реальной управленческой практикой

6. Повышение пенсионного возраста и реакция общества: политическое и социальное измерения

7. Терроризм и антитеррор как внутриполитические факторы: баланс свободы и безопасности

Ну и так далее. 

Тогда бы, наверное, конкурс имел какой-то прикладной смысл. А в нынешнем наборе тем — извините, но это выброшенные деньги.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.