Заказные дела

В теме Арашуковых есть один нюанс, мало кем замечаемый. Убийств, которые с ними связывают и которые фигурируют в расследовании, из двух стало уже пять, и, возможно, добавится ещё одно. Но все они — в промежутке между 2003 и 2011 годами. 

Что, отец и сын с тех пор «исправились» или у них стало меньше врагов? Ни то и ни другое. Просто примерно в это время — 2011/12 — у них появился куда более удобный и менее стрёмный способ избавляться от людей, перешедших им дорогу. 

Речь о заказных уголовных делах. О них сейчас почти не говорят, на слуху только уже год сидящий в СИЗО экс-сенатор Вячеслав Дерев, и то главным образом потому, что именно он первым, еще в 2012, вынес в публичную плоскость вопрос о причастности Арашуковых к убийствам — и буквально на следующий день оказался под следствием как злостный неплательщик налогов. Но на данный момент, кроме Дерева, находятся под следствием или уже отбывают сроки десятки людей, которые были «заказаны» — только уже не киллерам, а следователям. Но примерно по той же схеме: сроки, условия, суммы.

Сейчас в КЧР проверяют следователей и руководство СК по республике. Попутно перемывают кости главе федерального СК Бастрыкину за его поездки в Адиюх-палас на хычины. Но ключевой там была не верхушка СК и не республиканские сотрудники — было очень значимое промежуточное звено, с генеральскими погонами. Сидевшее у Рауля с Рауфом на абонентском обслуживании. Изучите списки уволенных из этих структур в декабре-январе — вы там найдете нужные фамилии. 

Но лично мне важнее не вопрос о том, как дальше будут перетряхивать органы. А что делать с теми людьми, которые сегодня сидят, и чьи дела очевидно сфабрикованы? Как с этим будет справляться наша машина правосудия? И будет ли?

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма