Главная / Основной блог / Ссылки / Фейсбук / Кандидат и пацанат

Кандидат и пацанат

Есть две версии происходящего в петербургской губернаторской кампании. 

1. Беглов неизбираем, его назначение – ошибка кланов, исходивших из реалий «до» осени прошлого года, и теперь вопрос в том, успеют ли ему найти подходящего сменщика. 
2. Беглов пусть проблемный, но вполне избираемый; однако профильные начальники сознательно наводят тень на плетень, чтобы выбить побольше ресурсов до и медалей после героической победы над врагом, которого даже и не видно. 

Я склоняюсь к первой, хотя есть много весомых аргументов и в пользу второй. Когда Беглов попытался аннулировать контракт с «Метростроем», я подумал, что это та точка бифуркации, после которой весь питерский пацанат (кроме непосредственной федеральной крыши) начнет его сливать. Питерский пацанат – это такой коллективный Турчак-senior (или Матвиенко-junior), люди одновременно богатые, «вхожие», плотно сидящие на потоках и повязанные друг с другом массой горизонтальных связей; поэтому в тамошней системе либо вообще ничего не трогать, либо надо иметь титановые тестикулы – очевидно не случай врио. 

И тем не менее, уж очень много шума в происходящем по теме. Причем шума странного. Ситуация напоминает старый анекдот про сборную России по футболу, где тренер решил вкопать в поле столбы и попросил игроков сыграть с ними – в итоге столбы выиграли 2:1. Питерская демшиза – это, в сущности, такие столбы и есть. Нет никакого грозного противника, во всяком случае в видимой части спектра – а тем не менее, судя по уровню информационного шума, ощущение такое, как будто там кампания на уровне Собчак-Яковлев’96. 

И каждую неделю приезжает с инспекцией какой-нибудь новый московский начальник. То Раппопорт, то Харичев, то Ярин. Собирает начальников жэков, залечивает им про их очень важную роль в кампании. Те сидят с мордами кирпичом. Суетятся технологи – от нескольких разных фирм и команд. Поскольку технологов почему-то набрали преимущественно из интернет-пиарщиков, масштабно загаживаются соцсети. А в кампании как ничего не происходило, так и не происходит.

И я понимаю почему. Владивосток прошлогодний очень многих научил жизни. Это ж круто – сначала довести ситуацию до полного ахтунга, а потом затребовать ресурсы и полномочия на то, чтобы её героически спасти. В этой ситуации заработать можно дважды: сначала проиграв кампанию на каком-то ее этапе, а потом, в ходе спецоперации спасения, её торжественно выиграв. Это я не только и не столько про технологов сейчас. Скорее – про тех самых пацанов, которые, в общем, и будут решать, согласны ли они на победу данного кандидата и почём оно должно быть, это согласие. 

Поэтому второй вариант тоже вполне имеет право на жизнь.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма