Как портят мир

С.С.Говорухин незадолго до смерти рассказывал, что одна из причин, почему он потерял интерес к жизни, состоит в том, что жизнь стала для него совсем некомфортной в ряде бытовых деталей. «Вот я, например, курю — а где сейчас курить, когда повсюду сплошная некурящая зона? Вот я могу хлопнуть какую-нибудь девушку по заднице — так ведь сейчас скажут «харрасмент»! И зачем жить в таком мире, где нельзя ни курить, ни девушек по заднице хлопать?»

Я думал про себя: Вам ещё повезло, Станислав Сергеевич. Всё к тому идет, что когда наше поколение будет на рубеже 80-ти, список «нельзя» будет гораздо больше. Нельзя будет, например, есть животную пищу, потому что идеология радикального веганства станет официозом. Нельзя будет давать детям читать книжки про войну — потому что запрет на пропаганду насилия тоже станет повсеместным. Нельзя будет даже смотреть на женщин — наверняка введут аналог паранджи, но для мужчин, в порядке борьбы с пережитками мачизма. 

Ну и уж конечно, нельзя будет даже подумать о том, чтобы отказать «блогерке», если она просит у тебя кусок мыла. За такое лет через сорок будут, наверное, распинать. 

«Хочешь рупь — проси десять»: важное правило identity politics. Начинаю понимать, что для того, чтобы процесс мог быть развернут, нужны свои радикалы. Ничуть не менее отмороженные, чем с той стороны. 

Да только где ж их брать таких?

С.С.Говорухин незадолго до смерти рассказывал, что одна из причин, почему он потерял интерес к жизни, состоит в том, что…

Опубликовано Алексей Чадаев Пятница, 22 марта 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма