Политика памяти

Польско-украинская «политика памяти» — это безжалостное истребление всех материальных свидетельств «неправильных» эпох, вне зависимости от их предполагаемой художественной или исторической ценности. Первым это идейно обосновал и безукоризненно воплотил, наверное, еще Цинь Ши Хуанди. 

Русские же коммунисты, победив в 1917-м и будучи в некоторой своей части «дворянскими сынками» (включая самого Ленина), до такого радикализма не дошли. Наоборот, сохранили большинство идеологически чуждых памятников. Храмов, дворцов, усадеб.

Но памятники — вещь коварная. Рано или поздно при них заводится какой-нибудь любитель старины, или несколько, и начинают тихо нудеть: а вот при ранешних-то… и вкус был, и булка хрустела… и смотришь на оставшиеся от ранешних камни и понимаешь: был. Хрустела. А теперь не хрустит. Не всё, значит, у нас хорошо. 

И видите что? Буквально за пару поколений оставленная в камне досоветская Россия пережевала и съела Мировую Революцию, Марксизм-Ленинизм, Коммунистическую Идею и прочую Страну Советов. Отряхнулась и вылезла на свет Божий — как будто и не было соввласти. Петербургская Россия, ваше благородие. Только вместо наследственных элит — дорвавшиеся совки из коммуналок. С соответствующей этикой и эстетикой. 

А вот снесли бы в своё время к чёртовой бабушке все эти храмы, дворцы и усадьбы — глядишь, и жили бы до сих пор под чутким руководством Коммунистической Партии. 

В этом смысле у якобинцев и их наследников, которые рушили и продолжают рушить оставшиеся от Ancien Regime каменные артефакты, тоже есть своя понятная правда. Весь мир разрушим до основанья — это надо понимать буквально, без изъятий. 

Вот тем же туркам так и не снесённая Святая София за полтысячи лет так и не дала стать полноценным халифатом (чем им арабы регулярно и тычут) — они даже сейчас для этого слишком Византия. 

И, да, это я к тому, что Нотр-Дам, конечно, даже сейчас очень мощное препятствие на триумфальном пути новоевропейских ценностей политкорректности, толерантности и мультикультурализма. Что мы и увидели за последние сутки. 

Не удивлюсь, если в то же самое время где-нибудь в Иль-Де-Франс смуглый «аль-ленин», смотря те же самые кадры, что и мы с вами, тоже это понял.

Впрочем, главное место для понимания того, о чем я здесь пишу — это все-таки Храмовая Гора.

Польско-украинская "политика памяти" — это безжалостное истребление всех материальных свидетельств "неправильных" эпох,…

Опубликовано Алексей Чадаев Вторник, 16 апреля 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма