Цена свободы

Думаю об этих бедолагах — владельцах гостиниц, ресторанов, турагентств, разного прочего мелкого бизнеса, которые из-за всей этой российско-грузинской ситуации попали на деньги. А ведь брали кредиты, занимали у друзей, продавали и закладывали машины-квартиры, готовясь к сезону. Об их чувствах к этим малолетним хипстерам, ни единого лари не зарабатывавшим в жизни своим трудом, но вышедшим на Руставели с радикальными антироссийскими лозунгами. И неумной тетке-президентше, некстати выступившей с ними в унисон.

Турецкий бизнес, оказавшийся в похожей ситуации после истории со сбитым российским самолетом, довольно быстро объяснил своим властям, что с Россией, несмотря ни на какую Сирию, лучше бы договариваться: ежегодные три миллиона российских кошельков на ножках — не жук начхал. А когда военные попытались проявить гордость, их поставили на место — а когда взбунтовались, им уже совсем показательно устроили секир-башка. 

Притом если брать историю наших отношений с той же Турцией, то это история нескольких веков взаимной резни, начиная с походов крымских ханов на Москву и заканчивая кавказским фронтом Первой мировой. Есть где развернуться, казалось бы, и патриотизму, и русофобии. Но прагматичные турки предпочитают на нас зарабатывать — а это все же предполагает известную коррекцию своих любителей повспоминать вековые обиды. 

Вот сейчас в центральную полосу России пришла плохая погода — дожди, ветер, холодно. Для всех, кто вложился в нестационарную торговлю на улицах, набережных, в парках и т.д. это означает неизбежные потери. Но тут ничего не попишешь — небесная канцелярия. Однако если бы была возможность этим управлять… А тут получается, какие-то отморозки устроили на ровном месте рукотворное похолодание, но ты опять-таки никак на ситуацию повлиять не можешь. И только грустно считаешь убытки.

Ты, может быть, тоже в душе ого-го какой патриот, и ждёшь-не дождёшься возвращения в лоно матери-Грузии Цхинвали и Сухуми. Но даже исходя из этого абсолютно непонятно, как весь этот постыдный скандал может его приблизить — выглядит, что никак. А вот твоё личное банкротство он очень даже приблизить может; и, конечно, пятнадцатилетняя лайфстайл-блогерша с известным плакатиком тебе точно убытков не покроет. 

И в голову твою начинают закрадываться мысли, что вся эта демократия и свобода самовыражения, в общем-то, не такая уж хорошая штука. Что было бы правильно как-то все же ограничить вот этих несерьезных, безответственных. И чтобы в таких вопросах больше имели голос другие, которым хоть в какой-то мере есть чем ответить за базар. Авторитетные. Уважаемые. Ну, может даже пусть воры — а кто тут в белых одеждах? Вот, скажем, в России — может, потому и живут лучше, что вот этим крикунам особо воли-то не дают. А в Китае ещё лучше — там таких говорливых вообще иногда расстреливают.

И, допивая непроданное винцо, ты ведёшь дома на кухне с другими батоно такие вот тихие разговоры. 

Морали не будет. Странным образом я не могу здесь занять сторону. Непонятно, кто хуже — авторитетные воры или брызжущие пеной активисты. Более того: раньше мне психологически легче было бы вообразить себя скорее на площади с плакатом, чем владельцем небольшой гостиницы или ресторана с кредитами и налогами. Сейчас, впрочем, в силу ряда причин все более наоборот. 

И, честно говоря, под предпринимательским углом зрения довольно мало аргументов остаётся в защиту этих самых свобод.

Все-таки напишу. Думаю об этих бедолагах — владельцах гостиниц, ресторанов, турагентств, разного прочего мелкого…

Опубликовано Алексей Чадаев Пятница, 28 июня 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма