Печать пророков

Вот ещё что подумал. У Пелевина в ИЛК сквозная тема — это тема жертвы: кровь, которой надо постоянно смачивать губы идола, «чтобы все работало». Но ведь христианство активно претендовало на то, что после жертвоприношения Христа тема жертвы вообще навсегда закрыта — ну, какая ещё может быть жертва сильнее, чем его? 

Тема «печати» — самая непонятная мне тема что в исламе, что в христианстве. Механика там одна и та же: Иисус — «последняя жертва», Мухаммед — «последний пророк». И то и то — попытка отменить насовсем или поставить на вечный стоп, в одном случае — жертву, в другом — откровение. 

Непонятная в том смысле, что провалившаяся. По-прежнему забивают на алтарях жертвенных агнцев, и по-прежнему вещают разнообразные откровения пророки и лжепророки; ничего не кончилось. Хотя обе попытки — мощнейшие, конечно, по замаху. 

Но это, наверное, потому, что в обоих случаях ждали очень скорого конца света, а он все никак и никак.

Вот ещё что подумал. У Пелевина в ИЛК сквозная тема — это тема жертвы: кровь, которой надо постоянно смачивать губы…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Четверг, 22 августа 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма