Конкурс красоты

Вот представьте себе конкурс красоты. Девочки готовятся, пропадают в фитнес-зале, оттачивают движения перед зеркалом, примеряют всякие наряды и так далее. А будущую королеву тем временем ебут на заднем сиденье премиальной тачки пузато-слюнявые «члены жюри», и ей в моменте даже кайфово, потому что она, в отличие от этих дурочек, точно знает теперь, кто победит. 

В каком-то смысле это метафора очень многих происходящих у нас процессов — в политике, инвестициях и прочих нацпроектах и гостендерах по 44-ФЗ. Юмор ситуации в том, что только краснокнижные эльфопоняши в таких ситуациях рыдают в подушку по поводу чудовищной несправедливости происходящего — большинство лишь мрачно досадует по поводу того, что так и не нашлось способа вовремя забраться в нужную машину. Она, эта машина, и есть главный и наиболее надежный (хотя далеко не абсолютный тоже, учитывая вероятность кидалова) лифт эртикальной обильности. 

Главная ось конкуренции — между теми, кто пытается стать лучшими, и теми, кто ищет способа стать своими. Вторые чаще побеждают IRL, но нет ни одной публичной пузомерки, где этот принцип декларировался бы открыто. Везде по сотому разу рассказывают одну и ту же байку про то, что алло, мы ищем таланты. 

История про «Голос» и про МГД — это одна и та же история, в разных отражениях Амбера. Нет никакой проблемы «системности» и «несистемности» — есть самая обычная, скрепно-исконная линейка «свой-чужой». Страна делится на «абы кто» и «кто надо», но очень мало желающих открыть дорогу для первых — гораздо больше желающих найти ещё какую-нибудь дверь, чтобы стать вторыми. 

Даже не знаю, надо ли вообще испытывать по поводу этого расклада какие-нибудь чувства.

Вот представьте себе конкурс красоты. Девочки готовятся, пропадают в фитнес-зале, оттачивают движения перед зеркалом,…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Вторник, 27 августа 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма