Лагерный сон

Заснул в поезде. Приснилось нечто вовсе несуразное. По сюжету, нахожусь шпионом по заданию Кремля на закрытом тренинге, организованном ЦРУ среди российских оппозиционеров, с целью поднять боевой дух московских уличных протестов. Дело происходит в лесу неподалёку от места, где проходит «Нашествие». 

Помню батлы рэперов, помню полянку совершенно антикварной окуджавы с изгибом гитары жопой, в соответствующем возрасте, в сопровождении таких же ветхих деньми лесных солнышек бренчащих бардовский репертуар. Помню, что где-то у берега бас выводил что-то вроде «стееепь-да стееепь кругом, путь далёк лежит, в той степи глухой ждёт страна транзит». Но в целом было как-то уныло — бродили обдолбанные патлатые поэты, лихорадочно записывая в айпады тексты антирежимных гимнов, в вип-шатре бухал оргкомитет и оттуда неслось привычное «руки больше не подам, продажная мразь», кто-то похожий на Навального тренировал с активом кричалки типа «жулики и воры, пять минут на сборы», а в читальне под сосной сосредоточенные студенты ВШЭ зубрили речь Джона Голта из «Атланта» Айн Рэнд. 

Это было во многом похоже на Селигер наоборот, но с каким-то тоскливым привкусом музея. Музея борьбы с режимом.

Заснул в поезде. Приснилось нечто вовсе несуразное. По сюжету, нахожусь шпионом по заданию Кремля на закрытом тренинге,…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Среда, 28 августа 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма