Успенское

Об Успении Пресвятой Богородицы. Опять-таки быль. 

Успение у нас в Касторной — престольный праздник. Поэтому обычно съезжается много родни и накрывается большой стол. Мой покойный дядька Петрович был запойным алкоголиком, поэтому отдельным квестом для тети Раи было спрятать самогонку для застолья таким образом, чтобы он не получил к ней доступа раньше времени. В итоге заветная 20-литровая бутыль была спрятана в погребе, а ключ висел у неё на поясе. 

Дядька ходил злой три дня. На вопросы не отвечал, матерился сквозь зубы, что-то делал в сарае. Но как-то утром он внезапно вышел во двор добрым и улыбчивым. Опытная тётя Шура, сестра тети Раи, тут же сделала стойку — что-то нечисто. Пил, Петрович? — клянусь, ни капли. Недоверчивая тётя Рая, проинформированная сестрой, однако, тут же втянула воздух, как заправская охотничья борзая — и нырнула в кусты смородины. 

Какое-то время мы могли обозревать только ее корму, колышущуюся в листьях. Потом раздался торжествующий клич, и показалась ее улыбающаяся физиономия: — да у него там рояль в кустах! — И действительно, в руках у тети Раи была литрушка спирта-рояль, а также канистра с водой для разбавки-запивки. 

Мне тогда было 12, и я жалел о том, что выражение «рояль в кустах», увы, им никому не было знакомо. Потому что получилось ну очень зачётно. Дядька, впрочем, оправдывался не менее кучеряво: праздник Успения — это ж чтоб все успеть? Ну вот я и успел.

Об Успении Пресвятой Богородицы. Опять-таки быль. Успение у нас в Касторной — престольный праздник. Поэтому обычно…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Среда, 28 августа 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма