София Русская

Новгород навёл на такую еще мысль. Интересно, что трём — Украине, России и Белоруссии — досталось каждой по одному из Софийских соборов домонгольской постройки. София Киевская, София Новгородская и София Полоцкая. А больше их и не было. 

Киевскую строил Ярослав, новгородскую — его сын Владимир Ярославич. А вот полоцкую — Всеслав Брячиславич, известный как языческий волхв и двоевер. Она сохранилась хуже всех — строго говоря, там только фундамент от «той» Софии, потому что еще в XVIII веке ее перестроили целиком и полностью (хотя кирпичи с матерными надписями одиннадцатого века таки остались)). В киевской, кстати, тоже мало что осталось от изначальной — новгородская, как ни странно, самая целая из всех, хотя тоже сильно пострадала, особенно в войну. 

Языческая жилка дала о себе знать — в последующие века все главные соборы у нас строили не Софийскими, а Успенскими. София — это слишком абстрактно, неотмирно, это к греческой философии, к Сократу и Платону, это к богословским спорам по поводу никейских и халкидонских формул, это к сложным материям и тонким энергиям. Успение проще — празднуемое в конце августа, это просто главный праздник урожая. «Все успели». Ну а то, что Матери Божьей у нас молятся куда чаще и охотнее, чем собственно Иисусу — это и так все знают. Потому что вера наша русская — она к тому же еще и сплошь и рядом очень женская. Благословен плод чрева твоего. 

Тема Софии контрабандой проникла даже в Ислам, где суфии тщетно пытаются всех убедить в том, что «аль-тасауф» произошёл от арабского «суф» («шерсть», как одеяние аскета), но их богословские оппоненты — салафиты особенно — упорно выводят его от Софии (с подтекстом про происки христиан), и, наверное, имеют основания. Мечеть, которую построил Кадыров в Грозном — это, конечно, в архитектурном смысле очевидная «внучка» Софии Константинопольской, через мечети Синана — но ведь и «фамильный» кадирийский тарикат это суфийская традиция. 

В нашем русском сознании на этом месте все равно зияющая лакуна. Что такое и кто такая «София Премудрость Божья», и почему самый главный храм христианства был посвящён именно ей, мы не очень-то понимаем. Для нас это скорее мама Веры-Надежды-Любви, опять же понимаемых не как каких-то там древних мучениц, а вполне метафорически: как то начало, из которого они все три происходят. Тоже красиво, но опять непонятно. Икону Софии, написанную в том же Новгороде в 16 веке, пытались даже запретить как неканоническую и еретическую, но она внезапно оказалась чудотворной и догматики смирились. Хотя там София — это очень странным образом трансформировавшаяся Богородица; и в этом смысле догматиков, конечно, можно понять. Софиологи предреволюции — начиная, конечно же, с Вл.Соловьева — исписали на эту тему тонны бумаги, но так никому ничего и не объяснили. 

А вот храмы — стоят.

Новгород навёл на такую еще мысль. Интересно, что трём — Украине, России и Белоруссии — досталось каждой по одному из…

Опубликовано Алексеем Чадаевым Вторник, 8 октября 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма