Никита Исаев — RIP

Про Никиту Исаева.

Мы познакомились в 2008, когда он был замом у Васи Якеменко в Госкомитете по делам молодежи. Он при этом не был с «нашистской» кадровой скамейки, как-то сам прибился. Много было тогда забавных эпизодов, некоторые потом расскажу в мемуарах — сейчас еще рано, поскольку другие участники живы и некоторые из них даже, что называется, «при делах».

Я никогда не понимал, чего Никита хочет по жизни. Материальные проблемы он еще до госслужбы решил, парень был небедный. Но очень амбициозный и очень хотел кем-то стать. И почему-то видел себя именно в политике, притом публичной. Я на это смотрел скептически — наработанное годами чутьё позволяет практически с первого взгляда определить, кто «политическое животное», а кто нет. Вот Лёша Навальный, как к нему ни относись, с самого начала шибал густым потоком феромонов именно политического животного — даже уже тогда, когда он в 2006 мои дебаты с Хакамадой в Билингве организовывал и сам же их вёл. Никита — нет. 

Мы с ним общались и потом, я ему помогал чем мог; в какой-то момент завёл его в АП, володинскую еще — там тогда в упор не понимали, почему на него надо обращать внимание и чем он может быть полезен, но все же помогли ему стать постоянной говорящей головой на центральных кнопках телевизора. При этом вопрос, чего он все-таки хочет, для меня по-прежнему оставался. Тут был дисконнект: мое кредо — в паблик надо выходить только если тебе точно есть что сказать и ты твёрдо уверен, что это должно быть сказано; Исаев же всегда понимал политику как борьбу личностей, а не идей, а слова и тезисы — как орудия и инструменты этой борьбы. 

Но в чем ему не откажешь — так это в упорстве и целеустремленности. Выбрав дорогу, он шёл по ней на максимальных оборотах, и энергии для этого движения в нем было через край. Телик разогнал еще больше его амбиции, убедил его в большом политическом будущем, надо вот только поднажать — и поднажимал. А когда долго на форсаже, рано или поздно, увы, нарастают риски. Как и в его случае. 

В России надо жить долго, учил нас старик Павловский еще в те годы, когда он сам был лишь чуть постарше, чем я сейчас. Мы с Исаевым одногодки, но я его всегда воспринимал как сильно младшего — он «зашёл», по большому счету, только в конце нулевых. Жалко, нормальный, в общем, был парень. Что еще скажешь.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма